ЛГБТ-движение

Юрий Гавриков: О безопасности на гей прайде в России

Юрий Гавриков: О безопасности на гей прайде в России

Эпиграф: “Сама виновата, юбку надела короткую, вот и изнасиловали…”

За последние дни встречал разные мнения насчет переноса публичного мероприятия Санкт Петербургского гей прайда на 2 августа, потому что анонсированное ранее на 25 июля 2015 г., было запрещено властями.
И подобные мнения повторяются ежегодно, при организации прайда, других публичных акций. Из уст людей ЛГБТ спектра одним из традиционных аргументов не проведения акций часто звучит слово “безопасность”. Если принять слово “свобода” за один полюс, например, позитивный, то на его противоположном конце будет слово “безопасность”. Оно всегда с негативом и страхом. Безопасно лежать на теплом диване дома с любимыми, безопасно в гей- или лесби-клубе с друзьями пить коктейль под звуки техно, безопасно гулять спокойно на улице. И только вечно озабоченные само-пиаром активисты нарушают это спокойствие и безопасность своим шумом.

А безопасно ли жить вообще и выходить из дома? Я не говорю о круглосуточной опасности инфекций и заболеваний, из-за которых мы вынуждены регулярно мыть руки.

Дома на диване безопасно?

Но почему тогда частенько геев находят голыми, изнасилованными, мертвыми и ограбленными у себя дома после знакомства на сайтах или в приложениях? Ну бытовуха, бывает и не такое между любовниками. И кто виноват в смерти? Владельцы сайтов, которые зарабатывают свою икру на поисках любви или просто секса несчастных? Или активисты, которые создали слишком много шума и почивают на мифических лаврах на мягких диванах за страдания простых смертных? Или сами геи из числа оставшихся в живых, которые после изнасилования или избиения тихо промолчали и не стали создавать себе трудностей с посещением полиции или шумихи? Или друзья, которые посоветовали- “да ладно, жив и хорошо, не парься”? А кто защитит самих заботливых друзей?

А в клубе точно безопасно сидеть.

В клубе есть охрана и железная дверь. Можно выпить, потанцевать, потусить и, даже, поехать домой с кем-то вдвоем на одну ночь. Если повезет, то намного дольше или на всю жизнь. Но только за клубной дверью находится город ночной, суровый и тёмный. А вот в нём не всегда безопасно. Сколько ребят в свои юные 20+ или 20- были избиты пьяной компанией по возвращению из клуба или около него? Или трезвой и расчетливой братвой с битой в руках? Ну подумаешь, всего пару ребер треснули, губы заживут, опухшие и затекшие синяки пройдут и все забудется. Или нет? Или выбитый глаз перестанет видеть, а отбитая печень однажды устроит референдум и самоопределение? Или та ночная боль будет напоминать о себе каждый раз, когда захочется перейти на другую сторону улицу от пугающего вида прохожих в темноте улицы?

Ну девушкам точно намного проще, это к манерным геям пристают патриоты. А сколько у нас по статистике женщин подвергались изнасилованию или попыткам изнасилования? И среди лесбиянок эта статистика какая-то другая, особенная? А разве лесби живут в каком-то особом лесби-мире? Мир тот же, и законы в нем те же. Абьюз правит балом.

Но если ты успешен, независим, достаточно развит и состоятелен, чтобы держать мир на безопасном расстоянии за окнами авто, то и жизнь удалась.

А если ВИЧ внезапно напомнит о себе?

И придется выйти из машины представительского класса, чтобы зайти и пообщаться с родными медиками и почувствовать себя последней блядью, виновной перед всем человечеством за всех педиков вместе взятых, которые несут голубую чуму. И кто виноват, когда у человека единственным выходом видится пуля в рот или ремень на шее, затянутый собственными руками? Потому что будущего нет, оно не видно за этими обвинениями. И никто не объяснит на голубом экране, почему в статистике голубой чумы так много женщин и гетеромужчин с единственным партнером по сексу за последние три года.

А трансгендерам то уж точно безопасно.

Не сразу разберут, то ли стрёмный манерный гей, то ли мужиковатая лесбиянка, еще сама настучит по голове. Да и потерпят если что, не привыкать же. Трансы как евреи среди всех народов, самые гонимые и самые выносливые, продирающиеся через тернии к жизни, к тому чтобы однажды стать самим собой. Но кто виноват в этих непрерывных терния и школе жизни?

А сколько людей убито, избито до смерти, искалечено в мясо на публичных мероприятиях, прайдах и митингах?

Кто знает ответ в цифрах?

Вот и выходит, что на публичной акции в любой день безопаснее, чем там, на улице, в городе, в нашей обычной жизни.

Автор: Юрий Гавриков

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
arij89
Участник

Все верно, выйдя на акцию ЛГБТ можно почувствовать себя безопаснее, чем в другом месте. К сожалению, опасность может поджидать в любом месте, даже, когда человек будет идти по улице в магазин города или идти на работу.

wpDiscuz