ЛГБТ-сообщество

В ожидании Харви Милка

ЛГБТ-активизм

Создатель Ресурсного центра ЛГБТ в Екатеринбурге Анна Плюснина дала большое интервью городскому интернет-изданию, рассказав как и для кого они работают.

Цели и задачи, вопросы безопасности, поддержка жертв насилия, семинары, просвещение, работа с родителями, контакты с университетами и клиниками, отношение к уличной активности, — стали темами беседы под названием «В Екатеринбурге стрёмно быть гомофобом».

Центр был создан пять лет назад, как проект Российской ЛГБТ-сети, за год в нем бывает до двух тысяч посетителей. В команде десять человек, организующих группы поддержки, консультации психологов и встречи на разных площадках.

Екатеринбург нельзя назвать гомофобным городом, — уверяет Анна Плюснина. — «Это самый продвинутый город, в котором стрёмно быть гомофобом. Иногда я вижу, что кто-то из общественных деятелей или журналистов у себя на страницах говорит про ЛГБТ, и если появляется гомофобный комментарий, автору сразу пишут: Ты гомофоб, что ли?»

«Перестали выходить на улицы»

«Но у нас специфика, — поясняет координатор, — мы не выходим на публичные акции. Считалось, что ты активист, только когда выходишь на улицу. Мы тоже выходили с пикетами, но не понимали — а какой смысл? Два-три человека прочитают написанное на плакате, подойдет какой-нибудь пьяный мужик, а дальше что? И это большие риски для активистов. Поэтому мы перестали выходить на улицы».

«Может, именно поэтому нам позволяют работать. — добавляет Анна Плюснина. — Мы не выходим с ЛГБТ-повесткой, при этом многие из моих коллег и я ходили отстаивать сквер, кто-то у нас поддерживает взгляды Навального. Я хожу на мероприятия, но не как координатор Ресурсного центра, а как гражданка».

С государством нужен диалог, — считает активистка. — «Нам не мешают, и это основное. Для нас важно, чтобы нам позволяли работать».

Миссия Центра — создание безопасного пространства для ЛГБТ-людей и просветительская деятельность. «Мы имеем в виду пространство не только здесь, но чтобы человек мог идти по городу с радужным значком, и ему за это не прилетело. Это безопасное пространство в клинике, куда человек приходит и уверен, что там не встретит фобию. И безопасное пространство в СМИ. Для нас важно, чтобы об ЛГБТ писали уважительно».

Актуальность безопасности

«С 2014 года к нам никто не приходил, чтобы навредить в физическом плане, так и в психологическом, — рассказывает Анна. — Угрозы «Пилы» так и остались угрозами. Хотя юрист, правозащитник Никита Томилов был вынужден уехать из России как раз из-за угроз и соображений безопасности.

«Не знаю. Я не придерживаюсь позиции, что он все делал только для того, чтобы уехать. Хотя можно легко сделать такой кейс: два раза вышел в пикет, перед этим раструбив, что выходишь, пришли гомофобы, тебя забрала полиция, потом просишь политическое убежище, говоришь, что тебя за твои взгляды дискриминируют. Есть такие истории, от этого тоже очень печально, потому что они накладывают тень на работу правозащитных организаций».

Читайте также:   Авторы фильма про транс-людей России пройдут по красной дорожке в Каннах

Так что, если не идти с публичной радугой на улицу и не «бросать тень» на гей-сообщество уличной активностью, — то и с безопасностью будет проще.

Время уличных протестов Харви Милка, — считает Анна Плюснина, — ещё не наступило. «Милк изменил Америку, но он был не один, его поддержало сообщество, которое понимало существовавшее неравенство. Поэтому, возможно, мы тоже взращиваем какого-то Харви Милка и сообщество, которое потом изменит ситуацию».

А пока центр помогает тем, кто хочет защищать свои права, хотя «это крайне редко, может 1−2 случая за год». «В прошлом году, например, девушки вышли из клуба, ждали такси, (.) парень побил нескольких девушек. И только одна из них написала заявление в полицию. Я представляла ее интересы, сейчас дело передается в суд. Таких историй единицы. Люди часто сталкиваются с нарушением прав, но стараются об этом забыть и не давать хода, боятся огласки, — объясняет активистка. — Не знаю, к лучшему это или к худшему».

За чем приходят люди чаще всего?

«За принятием, по большей части. Многие хотят разобраться в себе — действительно ли я трансгендерный человек, действительно ли я лесбиянка. Здесь они себя чувствуют самими собой, к ним обращаются в том гендере, в котором они хотят».

«Еще есть родительский клуб, приходят родители, которые приняли своих детей, очень редко — те, которые не приняли. Есть те, кто приходят пообщаться с чужими родителями, спрашивают о камин-ауте, что чувствуют родители, когда ребёнок говорит, что он, например, бисексуален».

«Приходят на практику психологи. В последнее время с медицинскими учреждениями договариваемся, чтобы в Екатеринбурге открыли комиссию по постановке диагноза для трансгендерного перехода. Одна клиника согласна, но думает пока, оценивает риски: если они будут ЛГБТ-френдли, то не станет ли это проблемой».

В связи с текстом интервью Анны Плюсниной редакция решила узнать у горожан: считают ли они себя гомофобами? Из 2700 человек, проголосовавших в первый день публикации, голоса разделились так: 1500 — «да», 1200 — «нет».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.