Мнения

Святослав Шеремет — о ВИЧ-инфекции, ЛГБТ-сообществе, ЛГБТ-движении и семейной политике (Часть первая)

06.01.2014

Автор комментария — Святослав ШЕРЕМЕТ, руководитель всеукраинского ЛГБТ-объединения «Гей-Форум Украины», специалист по международным отношениям, консультант Программы развития ООН в Украине по гендерной проблематике и вопросам прав человека в контексте ответа на эпидемию ВИЧ-инфекции среди мужчин, имеющих секс с мужчинами (МСМ), и трансгендеров.

 

Евгений Писемский, ParniPlus.Ru: — Спасибо, что согласился дать интервью для сайта www.parniplus.ru. Этим интервью мы продолжаем серию материалов, в которых хотим интересоваться мнением известных в гей-сообществе людей о проблемах, связанных с эпидемией ВИЧ, и, вообще, здоровья ЛГБТ. Как тебя лично как гея касаются проблемы ВИЧ/СПИДа?

 

С. Шеремет: — Женя, мне приятно поговорить с сайтом ПарниПлюс. Вы делаете много хороших и полезных эксклюзивов. Знаешь, сейчас в Киеве ночь с субботу на воскресенье и мы с бойфрендом скоро поедем в гей-бар посидеть за чашкой чая с нашим ВИЧ-позитивным другом. Я никогда не боялся СПИДа. В конце 80 х—начале 90 х я слышал страшилки о нём по ТВ, но никогда не принимал близко к сердцу. Это меня как бы не касалось. Потом так получилось, что однополый секс пришёл в мою жизнь намного раньше, чем знания о ВИЧ. И я сейчас думаю о многих молодых и очень молодых парнях, которые, дорвавшись до секса, еб*тся без резины. Вот есть у меня приятель с редким именем Саша. Он «стартовал» в теме с 15 лет. К 16 годам сменил партнёров 10. Половине из них давал без гандона. Ему, видите ли, нравилось ощущение спермы в очке. Недавно он сошёлся для постоянных и закрытых отношений с порядочным 26-летним парнем, сделал каминаут перед родными и наслаждается счастьем устойчивых партнёрских отношений. Но на протяжении примерно года он безумно боялся поехать и сдать анализ на ВИЧ. Испытывал просто дикий животный ужас, будучи почти уверенным, что он инфицирован. Ну, ничего, пересилил себя, поехал вместе с мужем, сдал, результат отрицательный. А теперь перенесём эту ситуацию на многих других молодых геев. Ведь уже самые первые сексуальные контакты могут нести для них риски для здоровья. Ведь чем меньше возраст, тем меньше знаний. И самое главное, рядом с этими тинейджерами нет никого, кто внятно мог бы всё объяснить. Родители отпадают, потому что эти парни обычно не в каминауте; родители мнят, что те вообще полные девственники и по ночам дрочат на гетеропорно ВКонтакте. Друзья отпадают, потому что там по этим вопросам один — тупой, а другой — ещё тупее. Школа отпадает: в нашей стране педагоги ещё очень долго не научатся называть вещи своими именами или будут проводить инструктаж для детей того возраста, когда они уже сами могут вести инструктаж младшим. Вот ещё. Я сделал интересное наблюдение: многие консультанты и социальные работники, работающие с геями и другими МСМ по теме ВИЧ/СПИДа, сами чрезвычайно уязвимы и сами — в зоне огромных рисков. Я знаю много случаев сероконверсии именно среди специалистов по ВИЧ. Я не понимаю, почему так происходит. Может, вселенский закон подлости? Пусть прозвучит в порядке самобичевания, но я и сам — даю сбои. Два года назад был случай, когда у меня в компании с двумя парнями сорвало планку из-за комбинации 19+21 (речь не о возрасте)… В общем, один из них, ВИЧ-позитивный парень, проявил в чьём-то чреве максимум фрикционного старания без барьерных средств. Потом кое-кто в течение тридцати дней сидел на курсе постконтактной антиретровирусной терапии. Из собственного небольшого опыта АРТ могу сказать, сколько в ней минусов. Во-первых, побочные эффекты: их тем сложнее переносить, чем более жёсткий у тебя распорядок дня и работы. Лично меня неудержимо клонило в сон, а сновидения были откровенно дурацкими, будто они снились не мне, а пациенту дурдома. Во-вторых, угнетающая регулярность приёма. Для бунтарских натур это сложно: хочется хоть разок на всё плюнуть и вовремя не выпить эти таблетки. Это сравнимо с тем ощущением, когда вы приходите домой после изнурительной вечеринки и потакаете своей усталости: мол, сегодня чистить зубы на ночь я не буду! Но с АРТ так нельзя ни при каких обстоятельствах. В-третьих, есть некоторый дискомфорт из-за необходимости объяснять родным или посторонним людям, а что это за таблетки ты пьёшь каждый вечер. Если папа/мама не дурак/дура, то докопаться до правды несложно. Какой вывод? Лучше вести себя так, чтоб у тебя потом не было нужды делать никакой экстренной профилактики.

А вообще, я горжусь, что из числа тех моих друзей и товарищей, которые стали по разным причинам позитивными, почти никто не стал скрывать от меня своего статуса. До моего нынешнего мужа у меня было пятеро бойфрендов, и я точно знаю, что один из них сейчас «плюс». Я легко могу общаться на темы жизни с ВИЧ, мне это интересно и близко. Просто потому, что среди моих близких — много положительных.

 

Евгений Писемский, ParniPlus.Ru: — Почему в ЛГБТ-сообществах очень высокий уровень СПИДофобии?

 

С. Шеремет: — Я вижу несколько причин. Это «генетическая память» молодых и не очень молодых поколений геев о том, что «СПИД — это ужас, летящий на крыльях ночи». Это мистическая паника перед перспективой смерти. Ведь медиа широко «разрекламировали», что многие «великие и известные» — типа Фредди Меркьюри и Рудольфа Нуриева — умерли от СПИДа в расцвете творческих сил. Пока мы не получим альтернативных свидетельств о том, что «великие и известные», будучи ВИЧ-позитивными, дожили здоровыми и счастливыми до старости, эти «юные» смерти будут маячить перед нашим внутренним взором. Вообще, я и сам был СПИДофобом в прямом смысле слова. Я боялся контактов с ВИЧ-позитивными. Но однажды я это в себе разрушил. Просто сознательно занялся сексом с ВИЧ-положительным парнем, который сказал при знакомстве, что он «плюс». Это решение тяжело мне далось, я крепко переживал, хотя мы и не делали в сексе ничего такого, что могло бы привести к передаче вируса. Просто после этого ВИЧ-позитивные стали для меня в какой-то степени родными. Потом, спустя сколько-то лет, случилось так, что в порыве страсти я выступил несколько раз подряд в активной роли с одним парнем без презерватива из-за того, что он меня дико заводил. Через год выяснилось, что парень позитивен, причём он был позитивен уже на время нашего незащищённого секса

 

Евгений Писемский, ParniPlus.Ru: — На твой взгляд почему ЛГБТ сообщества Украины в большей мере уделяют внимания вопросам, связанным со здоровьем ЛГБТ, в том числе и проблемам ВИЧ, в отличии, например от ЛГБТ организации в России?

 

С. Шеремет: — Так сложилось исторически. Наш отечественный МСМ-сервис (то есть система услуг по профилактике ВИЧ-инфекции для парней, практикующих однополый секс) изначально был очень френдли в отношении не только геев, но и ЛГБТ в целом. Самый крупный отечественный фонд, который многие годы распоряжается большей частью средств МСМ-сервиса — это Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине, или кратко «Альянс Украина». Так вот, это структура формировалась изначально как дочерний фонд «материнского» Альянса, который базируется в Брайтоне. А команда брайтоновского Альянса, если доверять слухам, состоит по большей части из представителей ЛГБТ-сообщества. Короче говоря, специалисты и специалистки МСМ-сервиса Украины изначально понимали суть, смысл, трудности и перспективы профилактики ВИЧ-инфекции среди МСМ, а украинские активисты-геи — важность сотрудничества с «Альянсом Украина» для получения финансирования на развитие не только гей-движения, но и работы по профилактике. Короче говоря, в результате всех этих хитросплетений судьбы установился тесный симбиоз между ЛГБТ-движением и МСМ-сервисом. Причём он был спаян ещё в 2007 году, когда в стране состоялась первая национальная конференция соответствующего профиля. С того времени ежегодные конференции ЛГБТ-движения и (!) МСМ-сервиса на Украине стали доброй народной традицией. Ты, Женя, был на одной из них и сам видел, насколько сотрудничество этих двух сфер продуктивно. Но у этого положения дел есть не только организационная сторона, но и чисто эпидемическая. Я не знаю, как обстоит положение с этим в России, но в нашей стране МСМ были признаны правительством одной из ключевых групп риска в отношении инфицирования ВИЧ ещё в 1992 году, то есть больше двадцати лет назад, когда я ещё в школу ходил (сначала в формулировке «гомосексуалисты», в 2001 м заменённой формулировкой «МСМ»). Так вот, МСМ — не даром же отнесены к группам риска. По состоянию на 2010 год оценочное количество ВИЧ-инфицированных людей в Украине в возрасте от 15 лет составляло 360 тыс. человек, или 0,89 % населения соответствующего возраста; в «репродуктивной» возрастной категории — от 15 до 49 лет — этот показатель составлял 1,33 %. Примерно каждые два года ведущие социологические службы Украины проводят так называемый биоповеденческий мониторинг среди МСМ: изучается, по сути, кто и как занимается сексом и какие при этом есть риски. Эти исследования дают также представление о том, какая доля МСМ инфицирована ВИЧ. Так вот, по данным 2011 года, в Украине было инфицировано 6 % МСМ — причём, это в среднем по Украине, а в разрезе отдельных городов эта цифра может быть намного выше: 16 % по Одессе, 20 % по Донецку. Игнорировать фактор ВИЧ/СПИДа, который способен существенно снизить качество жизни гомосексуалов, для гей-движения было бы крайне неразумно. Если мы сами не поборемся за своё здоровье, то, спрашивается, кто будет бороться вместо нас? Я вам так скажу: благодаря крайне настойчивой, усидчивой, напористой работе ВИЧ-сервисных организаций Украины в нашей стране удалось худо-бедно создать такую систему оказания медицинских услуг в связи с ВИЧ, которая в некотором приближении напоминает провозглашённую нашей конституцией систему бесплатной медицины. Из числа моих позитивных друзей все без исключения находятся под качественным врачебным наблюдением, при необходимости получают бесплатную АРВ-терапию, а также многие другие бесплатные медицинские услуги и медикаменты.

 

Продолжение следует…

 

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Денис Юнга
Гость

Молодец, Святослав!!! Спасибо тебе и Жене за то, что вы не постеснялись так живо и искренне говорить “про это”. Очень важно, когда скажем рядовые читатели могут узнать в таком простом ключе о том, что думают о таких вещах авторитетные в их газах люди. Best!

Давыд
Гость

Здорово слышать, что ситуация с ВИЧ позитивными ребятами из ЛГБТ сообщества на Украине более менее благоприятна. Есть с чего брать пример и к чему стремится в нашей работе.
Интерью-классное, прямое и доходчивое)
Спасибо, Жене и Святославу

Сяргей А.
Гость

На самом деле, было очень интересно читать.

Участник

Собственно, я и так не вижу разницы между поликлиниками в России, общепредназначенные ли они или специализированные, везде ходить неохота совсем, прямо совсем неохота, что наверно и было основной целью этих заведений 🙂
В питере прогресс конечно!: там в с-центре лучше чем в поликлинике, в регионах – ужас и помойка, но так ко всем мелким категориям граждан относятся.
Спасибо за статью, интервьюиру и интервьюируемому отдельное спасибо.

wpDiscuz