Интервью

Никита Томилов: быть собой, быть разным, быть принятым..

Томилов

22-летний правозащитник Никита Томилов, интервью с которым разместило “Радио Свобода”,  эмигрировал в Германию и попросил политического убежища. В Екатеринбурге юрист защищал интересы ЛГБТ-подростков, чьи персональные данные обнародовал гомофоб Тимур Булатов.

Булатов сообщал о якобы негетеросексуальной ориентации детей в школу и полицию, а также угрожал подросткам в личной переписке в социальных сетях. Об этом “Радио Свобода” в апреле 2019 года рассказали родители пострадавших школьников.

Никита писал жалобы на гомофоба в различные инстанции, пытаясь привлечь Булатова по нескольким статьям УК РФ. После этого правозащитник попал в список гомофобного движения “Пила”. За Никитой на улице стали следить неизвестные люди, юрист получал многочисленные угрозы. Гомофобы звонили родителям активиста и обещали, что они найдут голову Никиты в канаве.

Летом прошлого года правозащитник уехал из России в Германию. Ведомство по делам мигрантов и беженцев отказало Никите Томилову в предоставлении убежища. Он подал апелляцию на это решение и сейчас ждет суда. В Берлине активист учится на специалиста по правам человека и работает в ночных клубах в образе дрэг-квин.

Об этом он рассказал в интервью “Радио Свобода”.

Никита Томилов: быть собой, быть разным, быть принятым..

– Когда мы с вами разговаривали почти год назад, вам уже угрожали гомофобы, но вы не собирались эмигрировать. Почему передумали?

– Мне начали не только угрожать – за мной следили какие-то люди, на стенах подъезда, где я жил, появились оскорбительные надписи гомофобного характера. Я не обращал на это внимания, но гомофобы стали угрожать моим родственникам. Какие-то люди звонили на работу маме и домой бабушке. Ей сказали: “Если ваш гнилой внучок не уберется из страны, то вы найдете его голову в канаве”. После убийства ЛГБТ-активистки из Питера Елены Григорьевой я улетел в Берлин. Убийство Елены, на мой взгляд, не раскрыто. Я не верю в бытовой мотив этого преступления.

– Вы писали по факту угроз жалобы в полицию?

– Конечно, писал. В полиции мне сказали, чтобы я не лез в это дело. Я понял, что правоохранители не собираются ничего делать, чтобы меня защитить. Я не мог подвергать своих близких опасности и уехал.

– Почему вы выбрали Германию?

– Я не выбирал из списка – не было времени думать. Даже не знаю, почему в Германию – у меня там не было друзей и какой-либо поддержки. Я сделал визу в эту страну в экстренном порядке. Я не говорю на немецком, я даже не знал, какова процедура получения статуса беженца. После прибытия я пришел в пункт первичного приема беженцев.

У меня сняли отпечатки пальцев, забрали паспорт, выдали удостоверение беженца, медицинскую страховку и назначение на интервью. На интервью я рассказал историю своего побега из России. Меня очень подробно обо всем расспрашивали, вплоть до того, кем работают мои родители. Через два месяца пришел отказ в убежище. Мы с местным юристом подготовили и отправили обжалование этого решения. Мы успели сделать это за 14 дней, иначе меня могли бы депортировать в Россию. Сейчас мы ждем судебного решения.

– Что вы будете делать, если суд откажет в предоставлении политического убежища?

– Я почти уверен, что получу позитивное решение через суд. Большинство беженцев в Германии получает “позитив” именно таким образом. У меня есть право еще на одно обжалование. Если я проиграю второй суд, то попрошу депортировать меня в другую европейскую страну или в США.

– Вы поняли, почему вам отказали?

– Как я понял, чиновники решили, что опасности для меня как для ЛГБТ-человека и правозащитника в России нет, потому что президент Путин публично говорит, что в России люди разной сексуальной ориентации имеют равные права. Беженцам из Чечни легче получить в Германии убежище, потому что в представлении немецких чиновников Чечня – это не Россия. Из отказа, который я получил, у меня создалось впечатление, что чиновники советуют мне переехать в другой российский город, если в Екатеринбурге мне угрожает опасность. Но гомофобия – это проблема России в целом. Как-то странно, что люди, принимающие решение о предоставлении убежища, этого не понимают.

– Где и на что вы сейчас живете?

– В ЛГБТ-доме. Это общежитие для ЛГБТ-беженцев, которое финансирует государство. Я получаю пособие – около 300 евро. Я получил разрешение на работу. Работаю артистом в ночном клубе, моделью, расклеиваю объявления. В общем, делаю все, что могу, чтобы выжить. Одновременно учусь на специалиста по защите здоровья женщин и защите прав человека. Здесь, чтобы получить возможность работать юристом, надо заново учиться. В России я был счастлив в профессиональном плане, поэтому не хотел эмигрировать.

– Жалеете, что уехали из России?

– Ситуация в России с каждым днем становится хуже и хуже. Вероятно, я с моей политически активной позицией был бы в ближайшее время либо убит, либо посажен. У меня пока нет профессиональных перспектив в Германии, но я счастлив в человеческом и творческом плане. В России я скрывал свою ориентацию, как и большинство геев. Я жил очень закрыто, потому что боялся. Мне было страшно, что меня не примут, обидят или унизят из-за того, что я гей.

Если честно, я только в Германии осознал весь ужас российской гомофобии. Во время эмиграции меня несколько раз “накрывало” от понимания, в каком кошмаре живут российские ЛГБТ, как ненормально и неправильно относится российское общество и российская власть к негетеросексуалам.

Первый раз это случилось во время перформанса в ночном клубе. В конце выступления участники вышли с флагами своих стран, а я разревелся. В другой раз в университете преподаватель попросил меня рассказать о проблемах ЛГБТ-сообщества в России. Я начал говорить, но остановился, потому что не мог справиться с переживаниями. Тогда преподаватель предложил студентам поддержать меня.

Аудитория, 150 примерно человек, встала, люди обнимали меня и говорили слова поддержки. Это был очень важный момент в моей жизни. Мне хочется ту поддержку, которую я получил в цивилизованной стране, передать ЛГБТ-людям в России.

Никита Томилов: быть собой, быть разным, быть принятым..
[adrotate group="1"]

Поэтому я сейчас веду канал на ютьюбе – Talk with gay. Я приглашаю гостей – экспертов и ЛГБТ-беженцев из разных стран. Я хочу, чтобы ЛГБТ в России поняли, что цивилизованный мир на нашей стороне. Я хочу, чтобы они не замыкались в российской реальности, а чувствовали себя частью большого разнообразного и прогрессивного мирового сообщества. 14 февраля я опубликовал свой клип на песню Кончиты Вурст, который мы сняли в Берлине. Кадры моего выступления в образе дрэг-квин сменяют кадры полицейского насилия в России.

Этим клипом я сказал: любовь бывает разной, она сильнее насилия и победит его в конечном счете.

Мне хочется ту поддержку, которую я получил в цивилизованной стране, передать ЛГБТ-людям в России

– Что такое образ дрэг-квин?

– Дрэг-квин – это сценическое женское амплуа, которое создают мужчины. Не надо путать дрэг-квин и трансгендеров. Трансгендеры – это люди, чей биологический пол и гендерная идентичность не совпадают. Трансгендеры часто стремятся изменить биологический пол: принимают гормональную терапию, делают хирургическую коррекцию пола. Дрэг-квин – это артисты, работающие в женском образе. Они могут иметь разную гендерную идентичность и сексуальную ориентацию.

Среди дрэг-квин есть и гетеросексуалы, но, на мой взгляд, их мало. Дрэг-квин выступают в клубах и на вечеринках. Существуют конкурсы среди артистов этого направления и свои стандарты оценивания уровня качества работы. Вариантов перевоплощения много. Образ дрэг-квин может быть гротескным и смешным, может быть драматичным, хулиганским, трогательным, романтичным. Может быть разным, но он должен быть ярким, энергичным и вызывать сильные эмоции.

– В России вы работали в образе дрэг-квин?

– Мне это было интересно, но я боялся, что мои фотографии могут появиться публично. Моя Фаталь (так зовут героиню) родилась в Германии. Я понял, что она не только образ – я могу половину себя и своих переживаний отдать ей. Там где я, Никита, скромничаю, Фаталь ведет себя дерзко. Там где я стесняюсь, Фаталь идет напролом. Она флиртует, играет, сводит с ума. Мне очень нравится, что я обнаружил эту часть себя.

Я счастлив, что Фаталь принимают люди: и зрители в клубе, и прохожие, когда я иду после выступления домой, и мои друзья. Я очень рад, что свободное общество подарило мне возможность быть собой, быть разным и быть принятым. Фаталь живет, развивается и позволяет мне чувствовать себя более целостным. Можно сказать, что благодаря Фаталь я понял, что настоящее счастье и любовь для меня – это сцена. Сейчас у меня все не очень хорошо в личной жизни, но когда я выхожу к зрителю, то забываю обо всех моих проблемах.

– Фаталь это девушка?

– Моя Фаталь – роковая, немного стервозная девушка, похожая на героиню Мэрил Стрип в фильме “Дьявол носит Prada”. Она пока юная, но вырастет в сильную строгую роковую женщину. Кстати, не всегда дрэг-квин – это женский образ. Бывает, что актер создает нечто среднее между женщиной и мужчиной или сложный образ, который трудно определить через какой-либо пол или гендер.

– У вас мужская гендерная идентичность?

– Да, я мужчина, а Фаталь – это мое альтер эго, которое расширило мои способы взаимодействия с людьми и сделало мою жизнь более интересной в эмоциональном плане.

– Как вы собираетесь развивать образ Фаталь?

– Сейчас я беру уроки вокала. Мне хочется петь вживую, а не только танцевать под чужие записи. К лету я планирую открыть свое шоу и показывать его в клубах и на вечеринках. Образ дрэг-квин требует много вложений. Около 100 евро уходит на качественную косметику. Хорошие парики, обувь, наряды стоят дорого. Я готов вкладываться в Фаталь, потому что вижу перспективы, финансовые в том числе. В идеале я хотел бы днем работать в офисе правозащитником и юристом, а ночью выступать на сцене в образе Фаталь.

– В декабре вы подали в МВД заявление на Путина с требованием привлечь его по статье 210.1 “Занятие высшего положения в преступной иерархии” УК РФ. Вы получили ответ?

– Заявление было принято, я получил ответ, что заявление перенаправили в прокуратуру ЦАО Москвы. Если после окончания срока рассмотрения мы не получим ответа по существу, будем действовать дальше. Я понимаю, что на Путина дело не возбудят, но мне интересно, каков будет ответ прокуратуры.

И я думаю, что если в 2019 году появилась в УК новая статья, предполагающая привлечение к ответственности глав преступных синдикатов за факт лидерства, то ее надо использовать по назначению.

Источник: “Радио Свобода”

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики