Интервью

Фотограф Алан Дородных (i2406) об обнаженных снимках, вечеринках и химсексе

i2406
Фото: i2406

Московский фотограф Алан Дородных, известный под псевдонимом i2406, не просто снимает обнаженных парней и публикует их в своём инстаграме. Собственный мерч, вечеринки и, конечно же, большое желание помочь молодым геям и бисексуалам, дать им больше информации о безопасном сексе. Как всё это можно сочетать? Поговорим об этом с самим Аланом.

Сложно ли тебе быть геем в России? Знают ли о твоей ориентации родители?

Да, быть геем в России непросто. Но мне сложно судить обо всей стране, ведь я приехал из Украины (но уверен, что сложно). Для меня Россия – это Москва и немного Санкт-Петербурга. Больше я нигде не был. Исходя из того, что я вижу – ситуация не из простых. Когда ты находишься в Париже или в Берлине и видишь, как люди живут там, то понимаешь, как далеки мы от европейцев. В Москве геям живется очень неплохо, но ты вне закона все равно – ты пропаганда.

Я потерял родителей, когда был совсем ребенком – это сделало меня тем, кто я есть. Мне не перед кем было нести ответственность и оправдываться. Мой каминг-аут произошёл молча, я просто начал делать то, что мне нравится — фотографировать и выкладывать свои работы в сети. И фотографии зашли – их даже купили в Сеул для гей-вечеринки. Кто-то от меня, недоумевая, отписался, другие друзья молча это приняли. И мне приятно, что мои работы нашли отклик не только среди парней, но и среди девушек.

Когда ты стал открытым геем?

Уже здесь в Москве, года три назад. Приехал я сюда лет семь, восемь назад тихим и спокойным мальчиком, из религиозной семьи, тогда я был более наивен и доверчив.

Расскажи про свой проект i2406. Что означают эти цифры?

Это просто рандомные цифры. Я учился на композитора и писал стихи под этим никнеймом. Потом сделал себе “Тамблер” с таким именем, который стал довольно-таки популярным. Так оно и прижилось.

Сначала это были просто фотографии и я делал это просто для себя – мне нравилось незримо присутствовать в каждой работе (все, что я делаю, это я). В начале меня хэйтили, говорили, что я свадьбы буду фотографировать и ничего у меня не получится. Но я стал необычным фотографом, начал снимать то, что люблю – обнаженных парней. Мой главный посыл – секс не табу. Ко мне иногда приходили закомплексованные люди, это превращалось в сеанс психотерапии. Я показывал таким людям: “Смотри, это ты. И ты классный”. У людей вырастала самооценка.

Но на одних фотографиях я не остановился. I2406 – это и мой мерч (футболки, свитшоты) которые отлично расходятся. Правда, и этого мне было мало. Я решил пойти еще дальше – создать некоторую платформу, объединяющую художников и музыкантов и других творческих личностей.  Я человек-оркестр – делаю всё.

Можно ли сказать, что твои вечеринки «Приют для мальчиков» это приют для молодых художников?

Нет, это не только про художников. Мои вечеринки – для всех молодых людей, для миллениалов. Потому что мне кажется, что тусят именно они. Я как-то пришёл на один рейв – тогда мне было 26 – я себя почувствовал реально старым, ходил одинокий среди школьников. И понял – вот моя аудитория, которая врывается. И их много. Они, конечно, не платёжеспособны, могут всю ночь протусить, но на баре ничего не оставить. Тем не менее – я ставлю на них. И мне нравится видеть в зале молодые, незнакомые лица. Этого я и хотел!

Ты сам вышел на “Фонд Андрея Рылькова”, чтобы привлечь их на свои вечеринки. Ведь этот фонд занимается профилактикой ВИЧ и снижением вреда от наркотиков. Почему для тебя так важно заботиться о здоровье сообщества?

Я социально-активный, мне всё время хочется что-то делать. В России эпидемия ВИЧ – это печально-известный факт, и государство об этом, мягко говоря, не заботится. У нас ВИЧ-положительных причисляют к прокаженным, а это нормальные люди – у меня, как минимум, три друга живут с ВИЧ.

Как сам часто рискуешь?

Стараюсь не рисковать. Незащищенный секс у меня был только в моих отношениях. Но это вопрос доверия к своему партнёру, дело каждого. А так… нет –  всегда за Safe!

“Фонд Андрей Рылькова” это люди не из гей-сообщества. Как тебе работалась с ними? Не было ли опасений, что они тебя не поймут.

Они очень френдли. Наоборот хорошо, что они не из гей-сообщества, но их тоже трогает эта тема и они готовы помогать, вкладываться. Всем бы их энтузиазм…

i2406

Что ты думаешь о PrEP? Знают ли об этом люди?

Это в любом случае хорошо, раз это про безопасность. Но PrEP может защитить от ВИЧ, но весь остальной букет – пожалуйста. Так что для меня это не очень приемлемо. Сифилис, гонорея – всё можно подхватить. Но есть люди, которых это не останавливает, а с помощью PrEP они хотя бы не подцепят ВИЧ и не передадут его дальше. Мне встречались люди, которые используют PrEP, но редко.

Что думаешь о химсексе?

Я понимаю, что это проблема, причём немаленькая. Люди меняют партнёров как перчатки,  порой, даже не запоминая имён и лиц. Уходит всё человеческое. Более того, появляются риски заразиться разными болезнями, в том числе ВИЧ. И я призываю защищаться и знать всему меру. Хотелось бы, чтобы молодые люди научились беречь себя.

i2406

Что можно сделать для снижения вреда от химсекса, для снижения новых случаев ВИЧ среди гей-сообщества?

Нужно открыто и много об этом говорить. Уверен, что найдутся те, кому это интересно. Необходимо рассказывать людям о том, что это всё не так весело и классно. Цена удовольствий иногда может быть слишком высока… И надо не на ушко об этом шептать, об этом нужно кричать!

Фото: i2406

Беседовал: Максим Малышев

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.