ЛГБТ-сообщество

The Guardian: «Теория стресса в гей-сообществе»

фактор стресса

Интересные результаты, содержащиеся в новом исследовании, могут расширить понимание причин возникновения стресса, с которыми сталкиваются геи и бисексуальные мужчины в гей-сообществе, — сообщает «The Guardian».

Проблемы психического здоровья геев и бисексуалов можно объяснить высоким уровнем стрессового воздействия, включая проблемы статуса, расизма и внутренних фобий внутри самого сообщества.

Об этом говорят удивительные результаты исследования, опубликованного в «Журнале личностной и социальной психологии», которые могут расширить понимание стресса, с которым сталкиваются геи и бисексуалы.

Известно, что в гей-сообществе более чем в четыре раза выше уровень самоубийств, чем среди населения в целом. Если говорить о трансгендерах, то разница в цифрах ещё больше. ЛГБТ-люди в два раза чаще, чем гетеро, испытывают депрессию и тревогу, злоупотребляют психоактивными веществами, которые могут способствовать риску заражения ВИЧ.

За последние два десятилетия широкий круг исследований традиционно связывает эти различия со стигматизацией социальной группы.

«Но это объяснение кажется недостаточно полным», — считает Джон Пачанкис, доцент кафедры общественного здравоохранения и психиатрии в Йельском университете и ведущий автор нового исследования.

Трэвис Сэлвей, доцент Университета в Британской Колумбии, также считает, что уровень самоубийств среди сексуальных и гендерных меньшинств «слишком велик, чтобы его можно было объяснить одним из факторов».

фактор стресса

«Эпидемия одиночества»

В прошлых исследованиях, посвящённых психическому здоровью, обычно игнорировалась специфика субкультуры. Но в 2017 году журналист Huff Post Майкл Хоббс исследовал тенденцию, которую назвал «эпидемией одиночества геев». Популярность статьи стала подтверждением тревог и беспокойств, присущих гей-среде.

Исследование Джона Пачанкиса касается той области психологии, которая описывает важное явление: геи могут быть крайне жёсткими друг к другу, в рамках внутренней конкуренции. Более того, давление этого рода может выражаться при помощи факторов, уникальных для данной группы.

Пятилетняя работа Джона Пачанкиса на сегодняшний день демонстрирует наиболее полный охват темы. Она включает пять исследований — на базе девяти групп геев и бисексуалов.

Общие итоги говорят о том, что стрессовые факторы, связанные со страхом и озабоченностью сексом, статусом и конкуренцией, а также внутренним расизмом — прямо связаны с ухудшением психического здоровья, особенно для людей с низким статусом в сообществе.

Эта связь сохранялась даже тогда, когда учёные контролировали (нейтрализовали) обычные стрессовые факторы, вызванные стигматизацией меньшинств.

Работа завершилась серией экспериментов, в которых геи и бисексуалы участвовали в чате с другими мужчинами.

Наибольшее отторжение вызывали у геев и бисексуалов другие геи и бисексуалы, если те (по мнению участников чата) имели более высокий уровень (статус) мужественности, привлекательности и дохода. Но разница в уровне не усиливала отторжения, если мужчина с высоким статусом был «натуралом».

Конкурентное напряжение между гомосексуальными сверстниками, описанное Пачанкисом в исследовании (оно будет опубликовано в «Хронике поведенческой медицины»), было связано с повышенной тревожностью, риском заражения ВИЧ и внутренними факторами группы.

До сих пор исследования стресса делали акцент на риске заражения ВИЧ и стигматизации, а не на воздействии (к примеру) получения отказов в сексуальных отношениях или резких и расистских замечаний в группе.

«Нужно было взглянуть на людей, с которыми геи занимаются сексом, как на источники стресса», — рассказал автор.

Во всех мировых культурах мужчины склонны к конкуренции и движимы необходимостью доказать свою мужественность. Таким образом, любая субкультура, состоящая исключительно из мужчин (закрытая мужская среда) скорее всего, сверх-конкурентна. В гей-культуре состязательность усугубляется тем, что участники воюют не только за социальную выгоду, но и за секс друг с другом. К традиционным доминантным инстинктам добавляется внутренний сексуальный мотив.

«Гонка сексуальных вооружений»

Работа Пачанкиса показывает, что такие факторы, как телосложение, возраст, доход и раса, могут быть важными источниками беспокойства, сравнений и комплексов, которые становятся все более давящими, поскольку Instagram и приложения типа Grindr и Scruff — демонстрируют параметры с деморализующей точностью, выстраивая мужскую иерархию.

[adrotate group="1"]

В отличие от своих гетеро-ровесников, мужчины из секс-меньшинств могут оценивать личный статус, используя стандарты, которые они готовы применять к потенциальным партнерам. Это может создавать ментальную обратную связь и вызывать «гонку сексуальных вооружений». В связи с накалом конкурентности, геи часто прилагают максимум усилий для привлечения мужчин с более высоким статусом.

«Такие усилия могут приводить к дисморфии тела, расстройствам пищевого поведения и вредному употреблению анаболических стероидов», — считает Аарон Блашилл из Университета Сан-Диего, который изучает «образ мужского тела» в гей-сообществе.

Мужчины в его исследованиях реже говорят о том, что «у меня была депрессивная неделя, потому что кто-то назвал меня пи**ром», — но гораздо чаще речь идёт о стрессе «внутреннего происхождения», связанном с сайтами знакомств, эйджизмом и формами расизма в сообществе.

«Теория стресса сексуальных меньшинств»

Исторически так сложилось, что большинство исследований в области психического здоровья в ЛГБТ-среде было сосредоточено на роли внешних факторов: травме взросления в гомофобном обществе и так далее.

Читайте также:   Британский судья отказал мигранту-гею в убежище из-за "недостаточной женственности"

В 1957 году психолог Эвелин Хукер опубликовала новаторское исследование, которое показало, что гомосексуалы не отличались от гетеро-людей с точки зрения душевного здоровья. Это исследование (как и многие другие) способствовало исключению известного диагноза из списка патологий «Американской психиатрической ассоциацией» в 1973 году.

Начиная с середины 1990-х, учёные стали осознавать, что люди из числа ЛГБТ демонстрируют особенно высокий уровень тревожности и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, суицидальным поведением, а также высокий уровень депрессии по сравнению с гетеро-людьми.

В 2003 году Илан Мейер, психиатр и эпидемиолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, создал теорию стресса сексуальных меньшинств, которая во многом объясняет различия в уровне здоровья между секс-меньшинствами и населением, — как функцию от уровня стигмы и предубеждений.

Теория стресса меньшинств оказалась очень важной в формировании кампаний за гражданские права, а также в широком обсуждении темы вреда, наносимого гомофобным и трансфобным большинством ЛГБТ-людям.

«Теория стресса в гей-сообществе»

В статье Джона Пачанкиса «Личность и социальная психология» представлена ​​новая парадигма, которую он называет «теорией стресса в гей-сообществе», которая призвана дополнить теорию стресса меньшинств. Новая работа закладывает основу для понимания многих (мало изученных) аспектов жизни ЛГБТ, формирующих психическое здоровье.

«Работа о стрессе внутри гей-сообщества, — отметил Илан Мейер, — определенно указывает на проблему, на которую должны обратить внимание защитники ЛГБТ и общественные центры, а также люди, которые занимаются терапией и уменьшением стресса в этой группе».

Вместе с тем, авторы выразили обеспокоенность, что выводы могут быть неверно истолкованы — и что ими можно манипулировать в интересах старых представлений об «ущербности» гей-ориентации.

«Возможно, кто-то попытается неверно истолковать итоги исследования. И наоборот, результаты могут поддержать нашу работу», — отметил адвокат «Lambda Legal» Омар Гонсалес-Паган из команды юристов, продвигавших в Верховном суде легализацию однополых браков в 2015 году.

«Эй, как мы относимся друг к другу?»

Трэвис Сэлвэй отметил, что исследование является этапом «здорового процесса, который нам необходим, когда мы смотрим на себя и спрашиваем: „Эй, как мы относимся друг к другу?“ И если там нет волшебного средства, серебряной пули, то давайте хотя бы начнем говорить об этом, а не притворяться, что все ОК».

Аспирант Скайлер Джексон сказал, что «теория стресса в гей-сообществе может создать новые направления исследований среди других групп населения, подверженных риску внутреннего стресса».

Чтобы опровергнуть представление о том, что быть геем — это что-то вредное для жизни, Джон Пачанкис подчеркнул стойкость, творческий подход к преодолению преград, взаимную заботу и поддержку ЛГБТ-людей, проявляемых в непростых жизненных условиях.

Источник: «The Guardian»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *