Оргии Христовы. Гей-скандал в православном интернате как неизбежность

shartom-school.ru

Неприятная, но поучительная история православного интерната для мальчиков, где процветал детский секс, а руководство старалось не выносить сор из избы. Одним словом, про те самые скрепы и ценности

Следственный комитет возбудил 4 уголовных дела в связи с секс-скандалом в православной школе-интернате при Николо-Шартомском мужском монастыре в селе Клещёвка Ивановской области. Главным и пока единственным обвиняемым стал один из воспитанников школы, который, будучи 14-15-летним подростком, вступал в интимные связи с младшими ребятами.

Козёл отпущения

Поводом к возбуждению органов стало расследование «Базы». Его автор Игорь Залюбовин выяснил, что десятки учеников православного интерната годами были вовлечены в сексуальные отношения друг с другом, а всё это покрывал монах-директор и его заместители.

Но козлом отпущения выбрали парня, который не побоялся рассказать о том, что происходило в школе, где готовят «воинов Христовых» на протяжении многих лет. Его задержали в сентябре 2022 года. А в августе в православном заведении прошли обыски, у сотрудников изъяли телефоны и технику, часть из них допросили. 

Учеников вывезли, но через некоторое время вернули. Информации о том, что школа закрыта, нет. Зато на главной странице сайта красуется надпись:

«Цель школы — воспитать цельную личность человека с православным мировоззрением, любящего ближних и своё Отечество, готового жертвенно служить им. Для достижения этой цели дети с самого раннего возраста приучаются к дисциплине, труду и послушанию».

Воины христовы

С сайта школы пропала информация про подготовку «воинов Христовых». Руководитель отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии Макарий (Маркиш) попросил не воспринимать эту фразу буквально:

«Это некая, конечно же, метафора весьма распространённая. В ней не надо видеть ничего, относящегося к Министерству обороны, а надо видеть только относящееся к нравственному образу жизни. Это школа для юношей, они до 10-го класса там учатся. Здесь речь идёт именно о духовной брани — не против человека, а против сил зла. Это естественный христианский путь, поскольку зло воюет против человека».

Впрочем, автор расследования успел побывать в школе ещё до того, как скандал набрал полную силу. Он выяснил, что военно-патриотическая подготовка там идёт полным ходом. Летом детей вывозят в специализированный лагерь. Есть площадки для отработки боевых навыков. Деревья в округе изрисованы символами Z, а сами воспитанники активно вовлечены в милитаристскую повестку, пишут письма на украинский фронт и всё в таком духе.

К слову, именно в этом летнем полевом лагере и среди помеченных латиницей деревьев многие воспитанники и познавали азы однополой любви. 

Повальная содомия

Впрочем, в стенах школы, хозпостройках и прочих укромных местах всего этого было не меньше. Герой расследования рассказал, как происходило его собственное вовлечение в процесс, а затем и новых учеников, как и где они «это» делали. Тех, кто оставался в стороне, было мало. Все про всех знали. Повальных оргий не устраивали, но нормальным было переспать с тем пацаном, который сегодня оказался с тобой рядом в укромном месте.

Мы не будем смаковать подробности расследования. Неприятных моментов в нём много, и не только связанных с особенностями детского секса. Текст пропитан явной и скрытой гомофобией.

Но интересны два момента. Насколько повальным оказались однополые практики подростков, изолированных от интернета, общения со сверстниками, но забитых религиозной и милитаристской пропагандой. И как тщательно знавшие обо всём священники, руководившие школой, скрывали происходящее.

Секс без пропаганды

Конечно, любому погружённому в тему человеку (к которым явно не относятся депутаты Госдумы и рупоры гомофобной пропаганды) понятно, что в закрытом однополом коллективе, куда собрали подростков в расцвете пубертата, это в целом предсказуемая история. Для этого не нужна пропаганда, совращение рептилоидами из коварного Запада. Достаточно, чтобы много созревающих самцов человека оказались в тесной изоляции, допускающей возможность уединения. Никакими молитвами и физическим трудом гормональный всплеск не перебить.

Подобного не происходит в смешанных коллективах, потому что там идёт нормальный процесс социализации. Подростки постепенно проходят все стадии выстраивания отношений, совершают ошибки, делятся опытом с друзьями, хвастаются выдуманными подвигами, неистово онанируют на фантазии и со временем всё это перерастает в более зрелые формы. Как правило, ранние и неразборчивые половые связи при этом случаются редко даже в столь слаборазвитом обществе, как российское.

В более развитых обществах существует такая вещь, как сексуальное просвещение. Взрослеющие люди получают всю необходимую информацию и психологическую помощь. В том числе и те, кто с ранних лет осознал свою гомосексуальность. Им всегда труднее в гетеронормативной среде, но грамотная поддержка окружения, семьи, школы и психологов помогают избежать серьёзных стрессов.

В православно-милитаристской школе при монастыре всё было иначе. И в однополые отношения вовлекались в том числе те, кто к ним от природы не склонен. Годы такого опыта погрузили их в тяжелейшие комплексы и вызвали ту самую ядовитую гомофобию, которая сочится из реплик некоторых персонажей расследования.

Казаться или быть

Другой момент касается поведения руководства школы, представленное в основном православными священниками. Лишь один, исходя из текста расследования, проявлял склонности к педофилии. Причём весьма умеренные, и жертвами домогательств становились девочки (впрочем, как известно, подавляющее большинство педофилов привлекает лишь возраст, а никак не гендер ребёнка).

[adrotate group="1"]

Остальные «батюшки» о происходящем знали, сами вроде как не участвовали, но старательно покрывали происходящее. Если они верят в свои религиозные догмы и те идеи, которые вбивают в неокрепшие умы в процессе военно-патриотического воспитания, то им бы следовало бороться с этим злом всеми средствами. Но боролись лишь с оглаской.

И здесь придётся выйти на более общий уровень, который включает в себя не только эту школу или даже всю РПЦ, славящуюся своим гей-бэкграундом. Сюда же входят тюрьмы, армия, весь репрессивный и бюрократический аппарат, системы здравоохранения и образования. И лично президент Путин. Вся эта система живёт по очень простым правилам, восходящим к подворотне городских окраин. И одно из них гласит:

«Стыдно, когда видно!»

Эта глупость, наряду с цитатами из дилогии про «Брата», пацанскими «мудростями» и «Нравится, не нравится, терпи, моя красавица» составляют смысловой каркас правящего режима и обеспечивают его функционирование. В любых опасных ситуациях он борется не с причинами, а с последствиями, причём лишь с теми, которые могут изменить статус кво. 

Что это значит для нас?

В начале ноября директор школы, отец Филипп, ушёл с этой должности. Вероятность того, что интернат расформируют, а его руководство получит тюремные сроки, ничтожна. Несчастный парень, которому не повезло учиться патриотизму и православным догматам в стенах этого заведения, а потом не держать язык за зубами по гроб жизни, может так и остаться единственным «виновным». Жертва и преступник в одном лице — это так удобно!

Но даже если устроят образцовый разнос, на систему это не повлияет никак. В конце концов, мы живём в стране, где гомосексуальные депутаты яростнее других ратуют за гомофобные законы, а любые формы насилия одобряются, пока происходят скрытно. При текущем режиме ничего к лучшему измениться просто не может.

Но если мы допускаем что-то «после», то можно сделать несколько выводов о том, как всё может происходить в здоровом обществе.

Во-первых, должно быть как можно меньше закрытых учреждений интернатного типа. Они уродуют человека и не дают ему стать полноценным членом общества. В тех случаях, когда такие заведения необходимы, они должны находиться под контролем общественности и иметь множество каналов для связи воспитанников с внешним миром.

Во вторых, дети должны оберегаться от религиозной и милитаристской пропаганды. Она ещё никого не сделала лучше.

В третьих, зло любит прятаться в тени. Максимальная открытость всех государственных, общественных, религиозных, образовательных и прочих институтов помогает им работать как надо и не даёт превратиться в Клещёвку.

Наконец, в четвёртых, необходимо половое просвещение детей и подростков. Открытое, научно и педагогически проработанное, в идеале индивидуализированное под каждого человека. Невежество всегда порождает монстров.

P.S.

К слову, первая реакция патриотически настроенной православной общественности уже поступила. Ультраправые черносотенцы из движения «Сорок сороков» заявили о преследовании религии и потребовали проверить силовиков, которые занимались расследованием происходящего в Клещёвке.

Текст: Antony Sπyros

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ