Разбомбить радужный Воронеж…

Нюрнбергские законы

Состоялось заседание Госдумы с обсуждением закона о запрете «гомопропаганды» в России.

Депутатами предложено «принятие мер, направленных на обеспечение нравственной и психической безопасности как несовершеннолетних, так и общества в целом».    

Взрослым россиянам будет запрещено смотреть фильмы с гомосексуалами, читать книги с упоминанием однополых чувств, публично обсуждать тему ЛГБТ-отношений и социальных проблем миллионов россиян. Заодно почистят фонды библиотек и (вероятно) сожгут переписку Чайковского с братом. Забота режима о психике взрослых граждан красноречиво ставит их в позицию детей, которых надо контролировать,чтобы эти жертвы «пропаганды» не пошли на гей-парады в массовом порядке. 

Но обществу в России, похоже, не до этого, потому что «пришли не за ним». А во-вторых, война, «могилизация», облавы — в фокусе всеобщего внимания. Пик социальной разобщённости мешает осознать общую угрозу, которую представляет проект закона о гей-подполье для миллионов людей. 

Из людей «второго сорта» плохие защитники родины

Бросается в глаза разница с украинским обществом, где на фоне войны была запущена петиция в адрес президента, собравшая более ста тысяч голосов, в пользу легализации однополых браков (или, как минимум, гражданских партнёрств), потому что ЛГБТ-защитники — это патриоты своей родины и имеют человеческое право на оформление отношений в условиях риска на фронте. Право на уважение к своим чувствам, потому что любовь и семейные ценности — универсальны и дороги всем.

Без закона о партнёрстве вас не пустят в реанимацию к любимому человеку, не дадут его похоронить в случае смерти на фронте, не признают прав наследования после многих лет семейной жизни. Но защищая государство, люди вправе требовать уважения к себе, а не дискриминации. Потому что из людей «второго сорта» плохие защитники родины. 

Нет сомнений, что закон о гражданском партнёрстве будет принят — и украинское общество сделает к равенству ещё один важный шаг. Война помогает расставить приоритеты и вычленить то главное, что лежит в основе идеи равенства — уважение к личности и чувствам человека.

Но в условиях российского распада уважения ждать не приходится. Задача нашей власти состоит в мобилизации общества на базе ненависти к правам человека и коллективному Западу. Однако, путинский режим бьёт уже не по «меньшинствам», а по семьям большинства, подтверждая известную формулу: если вы хотите узнать о будущем страны, посмотрите на судьбу её «меньшинств». 

Не случайно «Нюрнбергские законы» 1935 года о «неполноценности» геев и евреев, а также запрете на брак для определённых категорий граждан предшествовали нападению на Польшу в 1939 году. Так же не случайно закон о запрете «гей-пропаганды» 2013 года предшествовал нападению на Украину и аннексии Крыма. А в 2022 году (какая неожиданность) проект закона о полном запрете ЛГБТ-открытости практически совпал с новой фазой горячей войны и оккупации Украины.

Дискриминационные законы (нюрнбергские или московские) о поражении в правах миллионов собственных граждан — это прямой результат потребности милитаристских режимов во внутреннем враге — в интересах манипуляции обществом. Гомофобная истерия — один из инструментов военной мобилизации.  

Кстати, соратникам диктатора (володиным-красовским) полезно помнить о судьбе Эрнста Рема, потому что гомофобная истерика никому не даёт гарантий. В 1933 году Гитлер стал рейхсканцлером. Поджог рейхстага геем Ван дер Люббе позволил Гитлеру немедленно свернуть все гражданские свободы. В марте открылись первые концентрационные лагеря. И уже через год, подготовленная Герингом и Гиммлером «Ночь длинных ножей» позволяет Гитлеру, под крики о «гомосексуальном разврате», избавиться от Рема и его штурмовиков. 

От Гиммлера до Путина и Гундяева

Как отмечают историки, ненависть нацистов к гомосексуалам носила вполне расовый характер: гомосексуальность была преступлением не с точки зрения религии, а с точки зрения расы. По словам Жана Буассона: «Евреев истребляли потому, что они наносили ущерб чистоте расы, а гомосексуалов — потому, что они наносили ущерб воспроизведению расы».

Знакомый нарратив… «Однополые браки не порождают потомства, что негативно сказывается на демографической ситуации в стране», — утверждал Путин в  2010 году.

Вслед за президентом, патриарх Гундяев говорил об угрозе ЛГБТ для «русского мира» в целом: «Если человечество согласится с тем, что грех — это один из вариантов человеческого поведения, то на этом закончится человеческая цивилизация. А гей-парады (в странах «русского мира») и призваны продемонстрировать, что грех — это одна из вариаций человеческого поведения».

С Гундяевым согласен Генрих Гиммлер. В речи от 18 февраля 1937 года он убеждал немцев, что гомосексуалы представляют угрозу «немецкому миру».

«Когда мы пришли к власти в 1933 году, то обнаружили объединения гомосексуалистов. В них насчитывалось около двух миллионов человек. Это означает, что гомосексуалистом был каждый седьмой или восьмой из ста. И если это не пресечь сейчас, то заразная болезнь уничтожит наш народ. (…) Если этот порок продолжит распространяться в Германии и мы не сможем его побороть, это будет конец Германии, конец немецкого мира».

Атака на ЛГБТ обычно сопутствует военной истерии, расчеловечиванию и мобилизации мужского населения. Нам этого не надо объяснять — мы этому свидетели.. А вот как пишут историки о мобилизации в Германии в условиях войны:

«9 августа 1942 года, во время заседания генерального штаба Гитлера в Украине, было принято решение ввести обязательную военную службу в Эльзасе-Лотарингии, который демонстрировал слишком мало рвения в ответ на призывы к записи в добровольцы». (Rita Thalmann). Так Гитлер мстил эльзасской молодежи, которую ему не удалось покорить.

«Эльзасцы, силой призванные на службу вермахту, сражались против своих же братьев. От них этого и добивались. Там было много эльзасцев, служивших в армии не по своей воле. Некоторые бежали из немецкой армии, но репрессии обрушивались на их семьи. Бежать боялись. Зачем было убивать друг друга? Зачем было истреблять людей? Однажды лицом к лицу столкнулись у излучины дороги эльзасец и немец, один на один, в дни освобождения деревушки под Кольмаром. Они смотрели друг другу в глаза. Ни тот ни другой так и не смог выстрелить». (Cyril Collard, 1993).

В сети массовых облав могли угодить как геи, так и «мобилизованные». (300 тысяч — знаковая цифра).

«Третий рейх активно проводил уличные облавы и аресты гомосексуалов, которые были депортированы в лагеря. Есть сведения о трехстах пятидесяти тысячах депортированных. Мало кому из них удалось уцелеть. Эти жертвы останутся неупомянутыми в официальной истории», — пишет очевидец тех событий Пьер Зеель.

[adrotate group="1"]

Расчеловечивание — ключевой механизм любой гомофобной политики, взятой на вооружение режимами. В этом смысле рейх мало отличается от путинской России, где репрессирование ЛГБТ-сообщества также происходит под прикрытием «права» и «национальных интересов».

«Гомосексуалист — безнадежно больной в психическом плане человек. Он слабак и демонстрирует презренность своего существа во всех серьезных ситуациях, — говорил Гиммлер в речи 18 февраля 1937 года. — Гомосексуалист мыслит как совершенно больной человек и сам верит в то, что говорит. И естественно, гомосексуалист — идеальный объект для давления».

Но как показала история, «объектом давления» и манипуляций для нацистов было, прежде всего, национальное большинство, которое в массовом порядке стало жертвой пропаганды и промывания мозгов. 

Захочет ли российское общество повторять ошибки немецкого?

ЛГБТ-открытость разрушительна для авторитарного режима

«Нюрнбергские законы» путинской эпохи ждёт незавидная судьба, поскольку сам режим близок к своему позорному финалу. 

Невозможно на страхе, ненависти и дискриминации построить прочное здание государственности, да ещё ожидать каких-то побед. Только свободные общества способны к развитию, потому что самоуважение социальных групп и свобода — главный социальный мотиватор на успешном историческом пути.

С другой стороны, очевидно, что имперская конструкция России не может быть иной, кроме как милитаристской, стоящей на подавлении «меньшинств». Без этих скреп конструкция слабеет и шатается.. Поэтому естественное стремление ЛГБТ-людей в России к утверждению равенства (по цивилизованному образцу) является, по сути, анти-имперским действием. Борьба за права социальной группы разрушает матрицу репрессивной имперской государственности. 

Думаю, что это интуитивно понимают и авторы закона о «пропаганде». 

Осознанная обществом потребность в человеческом достоинстве (желание уважать свои отношения с партнёром, а не прятаться в подполье, соглашаясь с концепцией собственной «неполноценности»), — эта идея достоинства разрушительна для любого авторитарного режима. 

Избрав гомофобию одной из своих «скреп», власть потеряла поддержку огромного числа ЛГБТ-организаций в России, которые пытались оставаться «вне политики», ограничиваясь просветительской деятельностью или занимаясь вопросами профилактики. Но если ты не занимаешься политикой, она начинает заниматься тобой. В последние годы стало окончательно понятно, что в условиях подполья невозможна работа по профилактике ВИЧ, обсуждение проблем транс-сообщества и гендерного перехода, борьба с карательной психиатрией, психологическая помощь ЛГБТ-подросткам («Детям 404») или обсуждение репрессий в Чечне. 

Зачистка информационного пространства от ЛГБТ-тематики давно стала частью борьбы со свободным словом в России. По объективным историческим причинам ЛГБТ-сопротивление и ЛГБТ-активизм приняли оппозиционный характер, а комичная фигура гея-путиниста стала темой для насмешек и презрения. 

Я уверен, что после вклада ЛГБТ-украинцев в защиту своего отечества, в Украине не будет общественной базы для гомофобии, которая останется где-то в имперском прошлом. Но и в новой России ЛГБТ-сообщество сможет заслужить право на уважение, если станет частью морального сопротивления общества путинской архаике. Свободная Россия должна быть свободной для всех. 

Разбомбить радужный Воронеж…

Не сомневаюсь, что закон о «гомопропаганде» будет принят в ноябре, как и обещают думские начальники во главе с не-геем Володиным. И сразу же будет подписан Путиным в демонстративном стиле, в котором он мстит коллективному Западу за свои провалы.

Бомбить радужный Воронеж — это всё, чем может ответить режим в условиях развала и проигранной войны.

Но через какое-то время (надеюсь, короткое) фейковый закон о «пропаганде» будет отправлен в утиль — в рамках отмены репрессивного путинского законодательства в целом. Сколько бы мнимые «депутаты» мнимого «парламента» не принимали фейковых «законов» о дискриминации, они не стоят той бумаги, на которой напечатаны. 

Весь этот антиправовой мусор, оскорбляющий людей, окажется на той же исторической помойке, что и «Нюрнбергские законы». Сколько времени это займёт — скоро увидим.

— Аlexander Hotz.

Фото: День молчания в С-Петербурге, 2018 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ