Колонка гея

Зорькин обещал нам «равенство» в шкафу

Суд

Как ожидалось, «контора» господина Зорькина выдала порцию «правовой» демагогии вместо заключения Конституционного суда. О новых сроках Путина не стоит писать (всё было ясно заранее).

А вот тема брака и «ущемления прав по мотивам сексуальной ориентации» — интересный пример того, как строится судейская демагогия. И какую логику выбрал суд для обоснования дискриминации.

1.

Пожалуй, самый смешной момент в решении суда — это подтверждение для гей-сообщества «принципа равенства всех перед законом». (Подождите аплодировать). Зорькин обещает не допустить «ущемлений прав и законных интересов лиц по мотиву их сексуальной ориентации». Но только — в «сфере частной жизни», а не в публичном пространстве.

Таким образом, заявленное «равенство» (в гражданских правах и свободе собраний) «обнулилось» до «частной жизни». В четырёх стенах можете быть «равными» сколько угодно.

Зорькин не против. Он гарантирует, что не допустит «ущемлений» «по мотиву сексуальной ориентации» — в постели, на кухне и даже в шкафу.

Полностью цитата звучит так:

Поправки в Конституцию о браке «не … снимают с государства конституционные обязанности не допускать произвольного вторжения в сферу частной жизни, уважать связанные с нею различия, принимать меры, направленные на исключение возможных ущемлений прав и законных интересов лиц по мотиву их сексуальной ориентации, и обеспечивать эффективные возможности для защиты и восстановления их нарушенных прав на основе закрепленного в статье 19 принципа равенства всех перед законом и судом».

Будут «уважать» наши сексуальные «различия». Если, конечно, найдут в шкафу.

2.

Во-вторых, в комментариях суда понятие «гей-пропаганды» получило новую порцию легитимности. Антинаучная и тупая идея окончательно введена в правовой оборот. И на основе этого «фейка» (естественно) строится ущербная правовая логика.

Зорькин пишет: «ни из Конституции РФ, ни из принятых на себя Россией международно-правовых обязательств не вытекает обязанность государства по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола…»

И это — прямая ложь. Потому что «условия для пропаганды» разных социальных групп — это прямая обязанность России, которая гарантирована 31-й статьёй конституции о свободе собраний и прописана в договорах.

Шулерский приём, когда вы называете свободу собраний — «пропагандой» и отказываетесь её гарантировать — остаётся шулеским приёмом.

Зорькин передёргивает факты. Да, Россия не обязывалась «поддерживать» однополые браки. Но она обязывалась обеспечивать свободу «пропаганды» (в том числе — в пользу этих браков). Государство может как угодно относиться к бракам, но оно получает зарплату из кармана налогоплательщика (в том числе ЛГБТ), чтобы обеспечивать пространство диалога.

И пока ЛГБТ-активисты лишены свободы слова, — это будет вовсе не «семейная» тема, а история о нарушении базовых конституционных прав.

3.

Оправдывая формулу семьи, как «союза мужчины и женщины», суд снова жульничает, перечисляя через запятую «рождение» и «воспитание» детей — в качестве базовых задач (отсекая, как им кажется, однополые пары, «не способные» к «рождению»).

«…Одно из предназначений семьи — рождение и воспитание детей, а в основе законодательного подхода к вопросам демографического и социального характера в области семейных отношений в РФ лежит понимание брака как союза мужчины и женщины…»

Но во-первых, «рождение» не обязательно входит в семейные задачи. А бездетные семьи — не семьи? А семья с усыновлением, — чем неполноценна? А семья сторонников чайлдфри — тоже не семья?

Если же брать за основу союз двух любящих сердец и задачу «воспитания», — то в характеристике «союза» гендер членов семьи определяющим быть не может. Суд не поясняет, но исходит из того, что гомосексуальность способна передаваться от однополых супругов к детям. (Именно в этом угроза «демографии»). И таким образом, суд помещает себя (со страной) куда-то на задворки прошлого века, — делая кульбит на «машине времени».

4.

Но ради чего вся эта софистика о «гей-пропаганде»? В чём имманентный смысл?

Зорькин даёт прямо «библейский» ответ (он же не просто судья, — он «Судия»). Всё — ради «сохранения человеческого рода».

Именно этим суд объясняет обоснование «подполья» для ЛГБТ. Мы-то думали (наивные) компетенция суда — права личности. Но берите выше…

Запрет гей-браков — не дискриминация. Он лишь «…призван отразить сформированные социальные нормы, имманентной целью которых является сохранение и развитие человеческого рода…»

Понимаете, в чём фишка? Страны Запада совершенно забыли про «развитие рода». Только Зорькин с Путиным — «имманентно» встали на пути у вырождения цивилизации.

Боюсь, что здесь — «имманентная» причина всего идиотизма.

Путинизм (как ему кажется) радеет о «большинстве», которое должно комфортно размножаться, молиться, процветать и работать на «великую Россию».

Но «военная тайна» в том, что отказывая в равенстве «меньшинствам» и отдельной личности, вы развращаете «большинство», которое не слышит — не только отдельных людей, но и само себя.

Защита «рода», а не личности («большинства», а не равенства) — это прямая дорожка к вырождению.

Поэтому у Зорькина в штанах (или в карманах мантии) будет звонить аппарат западного происхождения (с гей-браками). А не «йота-фон», который не собрать на основе путинского культа «большинства».

И тут придётся выбирать. Или гей «в шкафу», — или смартфон в кармане. Либо запреты, либо развитие. Совмещать одно с другим годами не получится.

Александр Хоц.

Источник: Kasparov.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.