Здоровье

Жизнь, украденная у себя

Жизнь, украденная у себя

Латентный гей, который прятался в недрах души Альберта, подобно джину из бутылки всегда рвался на волю. И чем сильнее мужчина затыкал пробку «этой бутылки», тем сильнее «джинн» пытался вырваться из нее

Мужчины, которые не считают себя геями или бисексуалами или не могут принять свою сексуальность, яростно борясь за свою «нормальность» но, желая мужской любви, в медицине принято называть мужчины практикующие секс с мужчинами (МСМ). Гомосексуальность не является у таких людей их сексуальной самоидентификацией, в силу ряда причин, чаще всего, конечно же, это стигма и неприятие самого себя в связи с ней. Несчастливая семья, в которой мужчина все время под маской – это минимальная цена не приятия своей сексуальности. Уверен у большинства геев, есть опыт знакомств с «женатиками». Конечно же, история, которую я расскажу вам, касается не только латентных гомосексуалов, но часто и тех, кто не принял свою сексуальность как норму и испытывает в связи с этим стрессы. Идя на контакт с парнем мужчины не принявшие свою сексуальность слишком одурманенные страстью вперемешку со стрессом, чтобы думать о средствах защиты. Вкушая запретный плод, зачастую они очень уязвимы, в том числе перед ВИЧ.

 

Случайная связь

 

До своего «положительного состояния» Альберт жил рядовой жизнью предпринимателя. Работа, дом, работа, редкие встречи с друзьями в барах, разговоры о девушках… и вновь работа. Альберту всегда нравились парни, но в его окружении об однополых отношениях приходилось только мечтать. Он дважды был женат, но счастье так и не нажил. От двух браков за плечами осталось двое детей и вялое послевкусье псевдолюбви. Друзья Альберта всегда удивлялись, почему такой статный мужчина «при деньгах» и один. Он не мог сказать им, о своей гомосексуальности. Всю свою осознанную жизнь Альберт мечтал о сексе с парнем. Иногда, проходя по улице, он украдкой заглядывался на молодых поджарых представителей своего пола. Но в открытую высказать свою симпатию, не мог. «Всегда на то были причины». Поэтому иногда Альберт украдкой разглядывал в телефоне картинки обнаженных парней, удовлетворял свою страсть в ванной, а затем спешил к очередной пассии, чтобы « выполнить свой мужской долг» и доказать самому себе, что «он – мужчина».

 

Латентный гей, который прятался в недрах души Альберта, подобно джину из бутылки всегда рвался на волю. И чем сильнее мужчина затыкал пробку «этой бутылки», тем сильнее «джинн» пытался вырваться из нее.

 

Однажды после очередного трудового дня Альберт вместе с друзьями решил отдохнуть в сауне, прогреться, попариться ну и… «поразвлечься с девочками». Среди мужской компании «закадычных» друзей в этот раз был новенький. Семен приехал в командировку из Москвы к одному из «честной мужской компании» для налаживания партнерских деловых отношений. Альберт невольно обратил внимание на этого яркого блондина с рельефной фигурой и довольно выразительными глазами.

 

«В тот вечер мы выпили лишнего. Когда к нам в сауну приехали проститутки все переключились на них. В групповухе я участвовать не хотел и поэтому решил погреться в парилке. Конечно, мужские и женские стоны из комнаты отдыха меня заводили. Алкоголь будоражил во мне самые запретные желания, которые я подавлял в себе столько времени», – вспоминает Альберт.

 

Все мысли мужчины оборвались, когда в парилку зашел Семен. Нагой парень сел рядом с Альбертом и стал ему рассказывать о том, как прекрасно после секса выкурить сигарету… Альберт слушал бред молодого парня с трудом. Он старался не смотреть на достоинства парня, но это у него не получалось. Семен не мог не почувствовать этого волнения, как показалось тогда  Альберту, он намеренно провоцировал его на какие-то действия. Но тут в парную с гоготом влетела дружная компания из комнаты отдыха и это тонкая нить между парнями оборвалась.

 

На утро у Альберта жутко болела голова. То, что происходило в сауне, он помнил смутно. Единственное, что отчетливо сохранилось в его памяти – это обнаженное тело Семена.

 

«Неожиданно во второй половине дня «подлечить» меня приехал мой друг с Семеном. Выпили мы относительно немого. Другу надо было срочно уехать по делам. Ну а поскольку я взял себе отгул, то решил, что с Семеном мы могли бы еще пропустить по стаканчику и поэтому предложил ему остаться. Парень сказал, что на сегодня уладил все свои дела и охотно принял мое предложение. Моей радости не было предела. Больше всего радовало меня то, что я смогу хоть какое-то время побыть наедине с этим парнем», – сказал Альберт. В процессе своего общения мужчины обсудили много тем. Под «градусами»  они стали говорить и на тему секса. Сначала Альберт обсуждал девушек. Размеры их груди, повадки и поведения в постели. Семен, как-то отрешенно разговаривал «об этом» с Альбертом. Он сел на диван, как бы нечаянно, широко раздвинув ноги. Альберт заметил возбужденное состояние своего собеседника. В воздухе повисла минутная пауза. И как тем вечером не старался мужчина сдержать своего «джинна», он вырвался из бутылки.

 

«Все происходило будто в каком-то фильме. Я повалил Семена на диван, он почему-то не сопротивлялся. Начались поцелуи, ласки, стоны. Меня всего колотило от возбуждения и оргазма. Я наконец-то попробовал то, о чем так долго мечтал», – вспоминает Альберт.

 

Через три дня Семен улетел в Москву, а Альберт вернулся к своей прежней жизни, вспоминая ту ночь, как сказку со счастливым концом.

 

Скрытая проблема

 

Работая над построением собственного бизнеса, мужчина думал, что та разовая встреча с  Семеном так и останется просто приятным мигом в его непростой жизни. Но.. «Остапа понесло».

 

«Да у меня были еще контакты, и все они были под алкоголем. Я кайфовал и наслаждался мужским телом. А наутро брал ластик и пытался стирать этот опыт. Но наступал вечер, выпивка и все заново. Иногда у меня был защищенный секс, иногда нет. Я не думал об этом. Я просто удовлетворял свою страсть. На трезвую голову стыдился этого. Старался бежать, играть натурала, а потом все происходило вновь. Единственное кого я вспоминал, так это Семена».

 

В марте 2011 года  Альберт стал  очень часто болеть. Сначала он думал, что это сезонные заболевания, но почему-то они «протекали никак всегда». Появилась непривычная усталость и разбитость. «Когда у меня воспалились лимфоузлы, я решил обратиться за медицинской помощью. Традиционно сдал кровь на анализы. Когда я пришел за результатами, лаборант отвела меня в сторону и сказала, что у меня подозрения на ВИЧ. Необходимо сдать кровь на повторный анализ. Я чуть не рухнул перед ней. Она меня успокоила и сказала, что возможно произошла ошибка», – вспоминает Альберт.

 

Но второй анализ оказался неутешительным. Альберт, сев в свою машину первые 15-20 минут не понимал, что происходит. Он попытался проанализировать, где он мог «подцепить эту заразу» и не мог понять от кого. Он смутно помнил, одевал ли он презерватив во время секса с парнями или просто получала удовольствие. Кого винить? Куда бежать? Как жить? Эти вопросы не выходили из головы ни днем , ни ночью.

 

«В погоне за страстью я забыл про риски. Рассудок отключился», – вспоминает Альберт.

 

Мужчина начал пить. Друзья  не понимали, что происходит с ним. Телефон он не брал, в сети не появляется. Дети также пытались выйти на контакт с отцом, но он продолжал опускаться на дно бутылки, продолжая твердить, что «бугорок не за горами».

 

Осознание расплаты

 

Спустя две недели запоя, Альберт ради любопытства залез в Интернет и стал искать информацию о ВИЧ.  «Я узнал, что инфекция выявляется через три месяца после потенциального контакта. Я посчитал – оказалось, что меня мог заразить Семен. У друга взял его номер. Позвонил, не знал с чего начать, поговорив 5 минут ни о чем, я сказал, что у меня ВИЧ. Парень замолчала. Я сказал, ему, что если верить информации в сети, то инфекцию я подхватил от него. Тишина. Короткие гудки. Через неделю он мне набрал и сказал, что тоже болен ВИЧ. Семен сказал, что не знал о своем диагнозе, что в Москве он встречался с парнями и пару раз не предохранялся. Я сам был в шоке. Выходит, я заразил еще пару парней как минимум. На Семена я сначала был зол. А потом понял, что виноват в этом я, что не предохранялся. Выходит, от части, и те парни виноваты, с кем я ложился в постель потом. И если бы они сказали: нет резинки – нет секса, были бы здоровы. Быть может, я рассуждаю, как эгоист. Но кто из нас им не страдает? Да я мечтал о парне, да я получил удовольствие, за которое теперь буду расплачиваться всю жизнь. Я понял одно: никто не должен знать о моем диагнозе, и что надо постараться прожить как можно дольше», – сказал Альберт.

 

Итожить прожитое рано?

 

Сейчас Альберт читает очень много статей в Интернете.  «Говорят, что нашли лекарство от ВИЧ. Но мне, кажется, что это очередной пиар ход. Почему? Один мой знакомый-депутат Госдумы, сказал, что ВИЧ-инфекции вообще нет. Мол, его знакомый патологоанатом 15 лет трупы вскрывает и ничего-ни ВИЧ, ни СПИДа в крови покойников не нашел. В тот момент я подумал, что даже если депутаты не знают ничего об этой инфекции или не хотят знать, то, что говорить о простом населении. Это в Америке просто – взял и сказал, я болен ВИЧ. После такого признания тебя не заклюют и не затопчут ногами. А у нас? Смотреть будут, как на прокаженного», – негодует Альберт.

 

Мужчина понимает, что в мире бизнеса не должно быть слабинок. Поэтому он тщательно прокладывает маршрут на прием к врачу. Старается не с кем не встречаться, посвящая всего себя работе. Только после того как он «получил» ВИЧ он понял, сколько ему еще необходимо сделать. Альберт смирился со своим диагнозом и старается найти в себе силы на борьбу с ним.

 

«Я не боюсь смерти. Я лишь боюсь осуждения, чтобы не сказали мне мои дети, мол, папка спидносец. Поэтому я тщательно скрываю болезнь. Теперь я понимаю, что даже с ВИЧ можно жить. Главное найти положительные моменты, не терять надежду и силы на борьбу. И тогда все будет. Значит – это мой путь, который предстоит пройти лишь мне одному. ВИЧ- смертный приговоров, после которого хочется жить! За удовольствие надо платить»

 

Альберт, продолжает отрицать свою гомосексуальную природу. По словам мужчины, это было «баловство», за которое он поплатился. Таких, как он большинство.  Скрытые геи,  активно общаются с “темой”. Но! Когда  вне постели, вне гей-сообщества, они всегда обманывают окружающих насчет своей интимной жизни. При этом перед ними встает множество проблем, начиная от личных и кончая проблемами в понимании с окружающим людьми, что в свою очередь уже вызывает тоже массу психологических проблем. Такие мужчины, как правило, ведут наиболее опасные сексуальные связи, и больше других подвергаются риску получить ВИЧ.

 

Однако Альберт, все эти разговоры считает «философскими розовыми нюнями». Он – мужчина и сможет справится даже с ВИЧ. По словами Альберта, ему итожить прожитое пока еще слишком рано?…Все еще впереди…

 

 

 

Роберт Сирховский, специально для Парни ПЛЮС

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Эл
Гость

эмоции после прочтения неодназначные… не люблю таких латентных парней

Алексей
Гость

Начало весьма безграмотное. МСМ – это ВСЕ мужчины, практикующие секс с мужчинами, В ТОМ ЧИСЛЕ – геи и бисексуалы! :mrgreen:

евгений Макс.
Гость

У него наверно оч натуральная внешность. Люблю.)

Участник

Интересно, а часты ли случаи, когда порядочный гей-однолюб поддался страстям и прочим “низменностям”, после чего принес ВИЧ от яркой блондинки с выразительными глазами?…

wpDiscuz