Жизнь с ВИЧ

Когда я был ВИЧ-отрицательным, я тоже боялся секса с положительными

Когда я был ВИЧ-отрицательным, я тоже боялся секса с положительными

Как любой гей, у которого есть смартфон, я прекрасно знаю, что достаточно протянуть палец, и можно сколько угодно общаться, договариваться о встречах на одну ночь.

Scruff, Hornet и их аналоги позиционируются как приложения для социальных сетей, да, они в самом деле формируют социальную сеть. Вот только в этой сети принято, чтобы топ обслуживал боттома.

Если смотреть правде в глаза, и мне, и остальным миллионам пользователей Hornet он обычно нужен несколько не для светских бесед. (Нет, это не попытка задеть тех, кто заинтересован только в светских беседах. Я сам их веду иногда – хотя чаще веду другие.)

Между тем никогда нельзя предсказать, где ты окажешься по воле цифровых волн. Недавно я наткнулся на человека, который показался мне знакомым. Мы обменялись репликами, и выяснилось, что память меня не подводит: в свое время я регулярно вспоминал этого парня, но не думал, что когда-нибудь увижу его снова.

Несколько лет назад я познакомился с парнем. Он был проездом в Филадельфии, где я жил и живу до сих пор. У меня был отрицательный статус, у него – положительный. Я сказал, что разница в статусах меня не смущает. Он пришел ко мне, мы попробовали заняться сексом, но все попытки были неуклюжими и провалились, так что я попросил его уйти. Я все извинялся и извинялся, и стыдно мне было до крайности. Сколько я ни заявлял о своих продвинутых взглядах на секс с ВИЧ-положительными и как я ни осуждал их стигматизацию и шейминг, я просто не смог доказать это делом. Все, чего я хотел – чтобы тот парень ушел.

Иными словами, я просто хотел умыть руки и не быть причастным к неловкой, неприятной, унизительной ситуации, в которую сам загнал нас обоих. Но, как я потом узнал, неловко в тот момент было только мне.

Через несколько месяцев я получил положительный анализ.

Я не верю в идею божественного воздаяния или мировой справедливости, но приходится признать: ирония судьбы такая ирония. Еще смешнее, что спустя годы я пишу об этом для портала по информированию о ВИЧ/СПИД. А вот что не смешно, так это неуникальность того, что произошло между мной и тем парнем много лет назад.

Как ВИЧ-положительный я свидетельствую: нет ничего хуже, чем когда кто-то говорит, что его не смущает мой статус, а сам отодвигается и не спешит меня раздеть. Для меня здоровые сексуальные отношения – это прежде всего коммуникация, искренность и обоюдное удовольствие. А спать с кем-то через силу только ради того, чтобы почесать чувство своей толерантности к ВИЧ-положительному статусу – это не дело.

Другими словами: если вас на самом деле смущает, не делайте вид, что это не так. Поймите: вы не получите медаль за то, что переспите с ВИЧ-положительным партнером, не заработаете койнов за то, что превозмогаете себя в постели, и уж никак не получите полноценного сексуального удовлетворения через страх и тревогу.

Но сказать, естественно, проще чем сделать.

Я ведь и сам как-то оказался в той неловкой ситуации с тем парнем. А почему вообще? Да потому что я очень хотел секса, а парень был (и есть) чертовски привлекателен.

Так что когда я недавно увидел через Scruff, что он снова в Филадельфии, то, конечно, я ему написал. Решит ли он, что я хочу вымолить прощение? Обматерит ли он меня? А может, с полным правом пошлет куда подальше? В общем, после пары светских реплик я рассказал, что помню о нашей первой встрече.

“Знаешь, какой прикол, – написал я ему в Scruff’е, – когда мы встречались, я нервничал из-за твоего статуса. А спустя полгода у меня самого наступила сероконверсия. Часто думаю, как неудачно тогда вышло с сексом из-за меня и моего страха”. И я прямо сказал, что секса в тот раз вообще бы не получилось, что я трясся от страха и был вынужден попросить его уйти.

А парень оказался что надо. Он написал: “Я не держу на тебя зла. Просто было неприятно, что ты тогда этого не осознавал”.

“Не осознавал” – это правильное слово.

Осознание берется из информированности, а иррациональный страх секса с ВИЧ-положительным партнером – следствие отсутствия осознанности. Не имеет значения, как часто мы будем твердить, что неопределяемая вирусная нагрузка означает отсутствие риска заразиться, и подкреплять это фактами; неважно, сколько раз мы будем повторять, что предконтактная профилактика – самый эффективный способ не заразиться ВИЧ; нет никакой разницы, сотрем ли мы язык, рассказывая, что в сексе нечего стыдиться. Мы всё равно никуда не денемся от человеческого фактора.

Да, ничего не поделаешь: люди – существа сложные, противоречивые, непонятные, спонтанные, эмоциональные. Это и есть человеческий фактор.

Гомосексуалы отовсюду получают противоречивую информацию о профилактике ВИЧ, а массовая культура стигматизирует ВИЧ и СПИД, так что движет нами всегда одно их двух: возбуждение или страх. А в сочетании они дают тот еще красочный фейерверк совершенно чудовищных социальных взаимодействий.

Но чаще всего от смущения и дискомфорта страдают те, кто не осознает своих проблем. Как и большинство ВИЧ-положительных, я сам когда-то был отрицательным; до сих пор, когда кто-то отказывается иметь со мной дело из-за моего статуса – в постели или в общении – это немного задевает. В начале жизни с ВИЧ это вообще выбивало из колеи, но со временем мне становилось все проще и проще. Сегодня я понимаю, насколько это все абсурдно, и мне даже бывает смешно.

Я тоже могу сказать, что не держу ни на кого зла. Просто жаль, что люди не все осознают.

#код103

Автор: Джош Кругер – писатель и публицист из Филадельфии. Его основные темы – ВИЧ/СПИД, культурная стигматизация и социальные проблемы. Твиттер: @jawshkruger

Перевод: Екатерина Бабурина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz