«Я живу в славянском рейхе». Что ЛГБТ думают о войне спустя два года

24 февраля, во вторую траурную годовщину полномасштабного вторжения России на территорию Украины, редакция «Парни ПЛЮС» провела небольшой опрос в канале о том, как наши читате:ли относятся к происходящему. Сегодня мы подводим итоги.

Дисклеймер

Результаты нашего опроса — не социологическое исследование по ряду причин.

  • Мы использовали идеологически окрашенную лексику (называли вторжение вторжением, а защиту — защитой).
  • Опрос проводился в телеграм-канале «Парни ПЛЮС», где транслируется антивоенная позиция.
  • В опросе приняли участие довольно мало человек.

То есть мы опрашивали преимущественно аудиторию, лояльную «Парни ПЛЮС», и провоенные взгляды могли высказать только те, кто в остальном интересуется нашей повесткой (в том числе из гомофобных побуждений). На основании опроса мы можем делать лишь осторожные выводы о нашей аудитории, но не обо всём ЛГБТ-сообществе.

Цитаты в тексте выбраны из ответов респондентов, но они демонстрируют не самую популярную, а самую яркую (или оригинальную) позицию.

Общая картина

Мы получили 271 ответ на анкету. При этом 249 ответов были от ЛГБТ+ и союзников из России. Ответов из Украины было очень мало (всего 11), и ещё 11 были из уникальных ситуаций (например, был всего один гомофоб). Поэтому мы сконцентрируемся на российских ЛГБТ+ и союзниках.

Среди 249 ответов 186 человек указали, что поддерживают Украину и осуждают российское вторжение (74,6%). Обратного мнения придерживается одна персона, ещё одна указал:а, что поддерживает обе страны, и 12 (4,8%) ответили, что не поддерживают ни Россию, ни Украину. Неоднозначно к одной или обеим сторонам конфликта относятся оставшиеся 49 человек (19,6%).

У большинства (71,5%) за два года войны позиция не менялась. 8,4% стали радикальнее в своих взглядах (все — в антивоенных) и столько же стали считать ситуацию менее однозначной. 6% за время войны перестали поддерживать российский режим и стали антивоенными. Остальные 5,6% либо стали умереннее выражать позицию, либо устали что-либо о войне думать.

Из эмиграции на опрос ответили 48 человек (19,4%), принципиальной разницы в позиции уехавших и оставшихся не нашлось.

Большинство участников опроса из России имеют относительно типичные взгляды.

Те, кто поддерживают Украину и осуждают Россию, преимущественно желают Украине победы и возврата к границам 91-го года, а Путину — смерти или Гааги. Эти нарративы распространены и в либеральных СМИ, в том числе в публикациях «Парни ПЛЮС», и их разделяют большинство респондентов. При этом упоминания гомофобии как признака фашистского режима встречаются довольно редко, хотя абсолютное большинство ответивших — ЛГБТ из России.

Эти же респонденты довольно критично смотрят на российскую оппозицию, погрязшую, по их мнению, во внутренних спорах, и на коллективный Запад, недостаточно делающий для победы Украины.

Пятая часть занимает позицию «не всё так однозначно» в отношении одной или двух стран — но независимо от того, где «неоднозначно», нередко их описания похожи на отголоски российской пропаганды о «русофобии», «больших аппетитах» Украины и виновности США/Запада/НАТО в происходящем.

Всё однозначно

Подавляющее большинство опрошенных (186, 74,6%) отчётливо видят белое и чёрное в этой войне. Это неудивительный результат: такую же позицию занимает редакция «Парни ПЛЮС». Большинство тех, кто думают иначе, могли разочароваться в нас и отписаться, либо испугаться пройти опрос.

В этом сегменте также большинство (77,4%) не меняли своего мнения о войне за два года. 9,1% радикализировались, а 5,9% пришли к такому пониманию ситуации уже после 24 февраля 2022 года.

Сначала я был однозначно против вторжения, эта ситуация казалась мне безумной. Потом на некоторое время моя позиция сменилась на “не все так однозначно”. Но все таки я пришёл к выводу, что эта война однозначно преступна.

143 из них (77%) остаются в России, а 43 (23%) — эмигрировали. Среди как уехавших, так и оставшихся у большинства позиция не менялась (примерно по 77%). При этом в числе уехавших радикализировались в своей позиции 6 человек (14%), а среди оставшихся — 11 (7,7%).

Война повлияла на жизнь и состояние почти всех оставшихся с твёрдой антивоенной позицией. Всего 9 из них (5%) оставили поле с этим вопросом пустым. Среди проблем — разрыв отношений с близкими, ухудшение ментального состояния, мысли об эмиграции или неудачные попытки эмигрировать.

«В активизм не вошла, но вошла в саботаж своей работы. Так как она связана с поставками оборудования. Торможу как могу»

«Да, стал больше делать злободневных вещей. Если раньше я в своем искусстве тяготел к философии и красоте, сейчас я через него выражаю свое горе, свою злость и свое несогласие»

«Кажется, потеряла желание жить. Сильный кризис идентичности, разрыв контактов с зигующей семьей»

Среди других проблем — самоцензура, недоступность лекарств, экономические проблемы, в том числе увольнение из провоенного коллектива.

Разрыв с Россией

Для уехавших также проблематично общение с родственниками и даже с друзьями, оставшимися в России.

«Мы с партнером бросили всё в россии и эмигрировали в статусе беженцев. У нас обоих появились проблемы с алкоголем и затем с психикой. Стало трудно общаться с представителями старшего поколения в семье. В корне изменилось моё творчество – теперь оно о происходящем в России»

«Я перестал общаться с некоторыми друзьями. Я бросил работу, оставил своих родственников, оставшихся друзей и питомцев и уехал из страны»

Для некоторых из них эмиграция оказалась не только стрессом, но и возможностями. Люди находят в ней новую работу, друзей с похожей позицией и даже любовь.

Вы меня убедили

Отдельная категория антивоенных подписчиков — те, кто за время войны стали антивоенными. Такие ответы дали всего 11 человек. Из ответов нельзя однозначно сказать, как им удалось пересмотреть свои взгляды, что этому помогло.

Перешло от шока и отрицания через «не все так однозначно» до «блин, я живу в славянском рейхе».

Пути, которые прошли люди к антивоенной позиции, очень отличаются. У кого-то было «всё не так однозначно». Несколько человек были аполитичными и по инерции верили Путину, пока не разобрались в происходящем.

К сожалению я не сразу осознала весь ужас начавшейся войны… сначала я была на стороне России из-за того, что не увлекалась политикой и не понимала на самом деле всего треша кремлёвского режима.

Также были и те, для кого война поначалу не показалась чем-то серьёзным. Одна персона даже сказала, что для неё это было избавлением от проблем с масочным режимом:

Два года назад, 24 февраля 2022 года я на всю деревню высказалась за войну, потому что была в эйфории от того что с началом войны прекратился ковид, насильственная вакцинация и масочный режим. Но на тот момент я ещё не знала, что ковид и масочный режим это не так уж и херово по сравнению с тем, что принесёт война. Уже через два месяца в конце апреля 2022 года я не поддерживала войну.

Разобрались детальнее

Ещё 14 человек (7,5%) из числа антивоенных не поменяли своё мнение о том, кто прав, а кто виноват, но изменились их настроения. Некоторые от войны и новостей о ней устали, некоторые стали менее радикальными, у кого-то появилось сочувствие к провоенным россиянам.

«Сначала я могла позволить себе агрессию в сторону всех своих сограждан, но спустя пару месяцев начала задумываться о том, что эти люди нужны для изменения России, как бы они меня ни раздражали бездействием или поддержкой вторжения»

«В начале войны я поддерживала только Украину, горевала и ужасалась, сейчас добавилась большая печаль, что правительство россии убивает и калечит огромное количество людей с обеих сторон»

Нюансности добавляет и неизбирательная агрессия в сторону россиян, которую ощущают наши читатели как со стороны украинцев, так и со стороны европейцев. Даже продолжая однозначно поддерживать Украину и осуждать Россию, они подчёркивают: устали быть «свинособаками».

Стало гораздо меньше симпатий к Украине на фоне постоянного муссирования «генов рабства», «коллективной вины», «развала России» и т.п. Полное разочарование в Европе.

Тем не менее, на вопрос об оценке действий Украины и её властей эти люди в основном отвечали «не моё дело» и «не мне судить».

Оппозиция и коллективный Запад

Оценить действия российской оппозиции смогли 130 человек. Две трети из них (90 человек, 69%) оценили их плохо. Главная претензия — оппозиция занимается популизмом, тратит много времени на внутренние споры вместо консолидации и реальных действий.

Могли сделать больше, но вместо этого срались в Твиттере.

Несколько ответивших указывали, что среди оппозиции верили только Навальному — напомним, опрос проходил через несколько дней после того, как Путин убил Навального.

Детский сад, штаны на лямках. Среди политиков-оппозиционеров только Навальный производил впечатление взрослого.

Также популярными нарративами было отсутствие или малочисленность оппозиции, либо утверждение, что оппозиция была, но путинская власть её разгромила.

Положительные оценки оппозиция в основном заработала либо просто за факт своего существования в условиях диктатуры, либо за тиражирование информации о российских преступлениях. Среди комплиментарных отзывов был даже «ведут информационную войну на две головы выше, чем кремлёвские бездари».

Больше радуюсь, что она [оппозиция] вообще какая-то еще сохранилась и не боится хотя бы заявлять о своем существовании. Те же очереди за Надеждина, мне кажется, положительно повлияли на общее состояние людей: стало видно, что люди еще не окончательно сдались и что противников нынешней системе больше, чем кажется.

Позицию относительно действий третьих государств заняли 132 человека, ещё 21 оценил их нейтрально, остальные не отвечали на этот вопрос. Вопрос про политику других стран почти однозначно воспринимался как вопрос о действиях так называемого «коллективного Запада»: лишь несколько человек указали на страны, поддержавшие Россию.

Как и в случае с российской оппозицией, среди опрошенных преобладает негативное впечатление от действий Запада: 97 (73,5%) против 35 положительных отзывов. Можно выделить два лейтмотива: недостаточная поддержка Украины и несправедливость санкций (бьют по рядовым россиянам и не сказываются на чиновниках).

Признавать угрозу миру со стороны России, но продолжать торговать с ней и при этом минимально поддерживать Украину, затягивая конфликт — это лицемерие!

Среди других негативных комментариев встречается недовольство визовой политикой Европы для антивоенных, в том числе ЛГБТ-россиян.

Положительные отзывы либо содержали мало информации (ответы «положительно», «как адекватную»), либо содержали «но»: всё правильно, но надо больше поддерживать Украину. Можно сделать осторожный вывод, что увеличить помощь Украине — требование, которое объединяет как разочарованных в Западе, так и очарованных им.

Власть и бессилие

Ожидаемо в числе антивоенных российских ЛГБТ и союзников не было разброса мнений относительно российской власти. Но выразить свой негатив оказалось относительно трудно. Больше половины (106 ответов, 57%) выразились коротко: бранно или просто нелицеприятно. Самые частые слова: «людоеды» и «фашисты». Ещё 22 (12%) оставили поле пустым.

Слишком х*ево, чтобы что-то расписывать.

Оставшиеся 58 (31%) выразились развёрнутее. В основном это были гневные выпады, иронизация («в качестве террористов эффективны»), рационализация («возможно ли вести агрессивную войну прилично?») или констатация своего бессилия.

Складывается ощущение, что меня заперли в огромной клетке с бескрайними полями и морозами.

Двое ответивших сами не удержались от дегуманизирующих формулировок:

«Уникально ущербный случай, подобный результатам деколонизации в странах Африки»;

«Плохо. На улице Петербурга стало больше бомжей, алкашей, попрошаек и калек»

Только 8 ответивших в своих претензиях вспомнили моральную панику вокруг ЛГБТ-тематики как часть признаков фашистского режима. Путинскую политику ответившие объясняют желанием сохранить власть либо безумием.

Они сделали все, чтобы война продолжалась незаметно для большинства в России. И пока война не коснется большинства — ничего внутри страны не поменяется.

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

Участники опроса в основном фокусировались либо на преступлениях в Украине, либо на репрессиях внутри страны, хотя некоторые связывали эти действия.

Мечты о мире

Большинство антивоенных российских ЛГБТ и союзников, принявших участие в опросе, хотят победы Украины и поражения Путина, причём фокус на победу Украины сделали 78 человек (42%), на смерть Путина, трибунал или революцию в России — 34 человека (18%). В основном эти сценарии связаны между собой, но «победой Украины» без уточнения, что будет с Россией, встречается чаще.

Страшно так думать — но я хочу, чтобы Россия проиграла.

Весьма популярны ответы, что хочется прийти к миру (37, 20%). В более развёрнутых комментариях под «миром» понимается возврат Украине всех оккупированных территорий. Самый частотный нарратив — «Украина должна вернуть себе границы 1991 года» (в некоторых случаях указывают 2013 год, а один раз — 2007, вероятно, имея ввиду деоккупацию Грузии).

21 (11%) человек ответил, что хочет, чтобы война закончилась «поскорее».

Немедленно. Встали и ушли.

13 человек (7%) не стали отвечать на этот вопрос и 3 человека указали, что после войны на оккупированных Россией территориях нужно провести референдумы.

Я не знаю. Не вижу какого-то благоприятного исхода в принципе. Не могу даже представить приемлемый вариант уже. Возможно, но это совсем не точно и мои фантазии, признать территорию свободной экономической зоной и  ввести возможность безвизового посещения. Маленький Люксембург на границе. Не знаю.

Реальные ожидания, как и водится, сильно мрачнее желаний. Хотя некоторые предлагают более-менее конкретные, но всегда разные сроки (например, «в марте 2025»), в основном предполагают, что война продолжится, пока Путин жив. Другой популярный ответ — «уже не знаю, чего ждать».

Не могу ничего сказать, потому что надеялся, что война закончится через 3 месяца, через год, но она уже продолжается 2 года…

Не всё так однозначно

48 подписчиков (19%) не смогли выбрать между поддержкой и осуждением либо России, либо Украины, либо обеих сторон и указали «не всё так однозначно».

Среди них 15 (31%) выбрали этот вариант для обеих сторон. В том числе 9 считали так с самого начала, 5 пришли к этой идее со временем и 1 человек просто устал от войны:

Сначала было не всё равно очень сильно переживал из за происходящего, но сейчас мне стало совсем плевать. Я просто хочу переехать в более стабильную страну без диктатора.

В позицию «неоднозначности» люди приходили как с проукраинских, так и с пророссийских позиций. Основная мотивация — большие человеческие потери с обеих сторон и «политика — грязное дело».

Не все так однозначно, поскольку в конфликте Россия-Украина замешано слишком много сторон, в том числе не только этих двух стран. Много херни сделано как с нашей стороны, так и со стороны и Украины и блока НАТО под руководством США, которые действуют в направлении ослабления влияния РФ.

Несколько человек высказались в духе «я устал»: сначала поддерживали Украину или Россию, но теперь просто хотят, «чтобы это поскорее закончилось». При этом на будущее они смотрят без оптимизма: считают, что война не закончится ещё долго, допускают, что Россия сохранит за собой оккупированные территории.

[Война закончится] Когда Россия получит свои, как она считает, территории. Года два ещё точно война будет. А дальше раздел Украины по типу Германии. Часть территории с удовольствием приберут поляки и румыны подсуетятся.

Неоднозначно к Украине

25 человек (52%) осудили действия России, но не смогли полностью солидаризироваться с украинскими властями. Но на вопрос об оценке действий последних эти 25 человек часто отвечали в духе «не мне судить» или даже «делают что могут».

Я устал. Ненавижу все стороны из-за этого. Никто ничего для мира не делает. В итоге страдают простые Россияне и Украинцы. Сложно сказать про изменение позиции, я просто хочу чтоб это закончилось. Чьей победой должно закончиться для тех кто реально страдает не важно

Среди претензий к Украине — утверждения о её коррумпированности, «очень похожа на Россию». Несколько человек воспроизводили пропагандистские нарративы: о том, что украинцы (или весь мир вслед за ними) ненавидят россиян, что Украина просит слишком много помощи, один человек даже назвал президента Владимира Зеленского «клоуном».

Перестала защищать Украину как раньше из-за русофобии и «трупов солдат в лс»

Надежды и опасения об окончании войны среди этих 25 ответивших сходные: что война продлится ещё долго. Прозвучали опасения, что Запад перестанет поддерживать Украину и она проиграет, а также что война может тянуться неопределённо долго. Надежды на её завершение эти 25 человек связывают в основном со смертью Путина. В их числе нашлись несколько, считающие вопрос о принадлежности Крыма дискуссионным.

Чем меньше жертв тем лучше. Никаких украинских танков в Москве я не жду, ровно как и наоборот.

Неоднозначно к России

Независимо от отношения к Украине, 21 опрошенный указал, что неоднозначно относится к России и её вторжению на территорию суверенного государства. При этом на вопрос о властях России они отвечали в основном в негативном ключе, подмечая внутренние репрессии и экономический кризис. Один из ответивших назвал российскую власть эффективной, так как ей «удаётся удерживать “спящий”, “глубинный” народ в том положении, в котором он всё ещё поддерживает».

Изначально желал полной и безоговорочной победы Украине, спустя время понял, что победа Украины = поражение всех российских граждан. <…> Я заинтересован в том, чтобы из моего кармана ни единой копейки не пошло на какие либо репарации и извинения. Желаю России достойно выйти из конфликта, закончить войну и убийства, отдать все завоеванные территории, кроме Крыма.

Эта группа опрошенных часто рассматривает войну как следствие противостояния условного Запада или конкретно США с Россией. Также они часто оставляли без ответа вопрос о действиях украинских властей.

Все бы закончилось толком не начавшись, если бы не западные страны, которые очень заинтересованы в том, чтобы славяне друг друга убивали.

Поддержка России

Всего 6 человек сообщили, что поддерживают Россию в этой войне. В их числе — один гомофоб («стал лучше помнить, что п*дорасы, развалившие 2 империи — РИ и СССР — это вы, содомиты-либералы») и 5 ЛГБТ-персон. Среди последних двое против Украины, двое «не всё так однозначно» и один голос «за всех».

Один из ЛГБТ-людей за Россию и против Украины указал, что живёт в Ирландии, надеется, что война кончится нескоро, но «ликвидацией Украины». Это был единственный человек из поддержавших Россию, не живущий в России ни сейчас, ни до 24 февраля: остальные жили в России и никуда не уезжали.

Другой ответил подробнее: утверждает, что стал умереннее в своих взглядах, а среди его близких стало меньше антивоенно настроенных, хотя и с последними отношений не разрывает. Но вопрос о политике России отвечать отказался, так как обсуждать её с «представителями политической общности, поддерживающей украинское государство» (вероятно, речь о редакции «Парни ПЛЮС») не видит смысла.

Попытка открытой вражды с государством не приводит ни к чему, кроме как к запуску и расширению репрессивного аппарата.

Двое людей, высказавших поддержку России и указав, что неоднозначно относятся к Украине, заявили, что их взгляды за два года не менялись. Оба при этом плохо оценивают действия российских властей (один указал, что в России абсурдные законы, другой выразился бранно). Обоим нечего сказать о властях Украины и оба считают, что другие страны мешают Украине и России договориться.

Квир-мужчина, ответивший «да» на вопросы о поддержке обеих сторон, сообщил, что «нашёл свои полит взгляды на стороне центризма». При этом в дальнейших ответах он не выражает ожидаемой позиции: указывает, что в России 1984 год, не ответил на вопрос о других странах, указал, что не интересуется украинской политикой и мечтает, чтобы война поскорее закончилась. Изменения в своей позиции описал так:

После огромного хейта от украинцев на простых людей из России и даже на тех кто пытается им помочь, я потерял терпение и открыто показываю ненависть к Украине, хотя я понимаю что у них есть причины ненавидеть граждан России.

Украинские читатели

Только 11 человек указали в опросе, что родом из Украины. Из них пятеро остаются в Украине (но один — в Крыму, оккупацию которого он встретил в 13 лет), шестеро — в эмиграции, причём один(на) — в России.

Никто из них не поддерживает российское вторжение. Та персона, что находится в России, сообщил(а), что и Украину не поддерживает, ещё один человек ответил «не всё так однозначно», остальные поддерживают Украину в её обороне от России.

Неоднозначное меньшинство

Двое украинцев, ответивших «нет» и «не всё так однозначно» на вопрос о поддержке Украины, дали похожие ответы на остальные вопросы. Оба находятся в эмиграции, причём один — в России. Синхронно считают российский режим преступным, но украинский — «не лучше».

В начале войны был твердо уверен в том, что Россия — оккупант и находился в патриотических настроениях. При выезде из Украины стал смотреть на ситуацию по-другому и придерживаюсь нейтралитета, за мир.

Оба пессимистичны в вопросе об окончании войны: один не верит никаким прогнозам, другой считает, что война кончится «проигрышем обеих сторон». При этом на вопрос, как хотелось бы, один не ответил, другой написал одно слово: «миром».

Победим — и на Майдан

Оставшиеся девять украинцев и украинок сообщили, что стабильны в своих взглядах: как на Россию, так и на Родину. Единственный человек, указавший, что пересмотрел свои взгляды за два года, пересмотрел их в отношении россиян:

Разочарование в части народа России, которая лишилась критического мышления и активно поддерживает агрессию, преуменьшая её последствия и доказывая, что над моим город летают не российские ракеты.

В качестве желанного исхода войны трое видят мир (но без Путина, приписывает один человек), пятеро — победу Украины и возврат к границам 1991 года. Один человек на вопрос не ответил. Самые радикальные желания — у оказавшегося в заложниках у России крымчанина:

Победой Украины и возвращением к границам 1991 года. И абсолютным поражением путинского режима. Вот чтобы до самого фундамента. И конечно, чтобы Путина повесили Гааге.

В ожиданиях все пессимистичны: война надолго, самая позитивная оценка — ещё 2–3 года.

Война надолго. Лично я буду делать все, чтобы оккупантам было плохо и на нашей земле и на своей. Они об этой войне еще горько пожалеют.

Действия российских властей не оценил лишь один читатель. У остальных формулировки варьируются от «клоуны» до «счастливой дороги в ад!». Российскую оппозицию либо не оценивают и не интересуются, либо отзываются умеренно-негативно. Одна персона сообщила, что кроме публичной эмигрантской знает про существование в России не очень публичных национальных движений, которые «ещё себя покажут».

Двое ответивших из Украины пропустили вопрос об отношении к своим властям. Из оставшихся однозначно позитивно высказался только крымчанин (и тот посетовал, что во власти есть пророссийские люди). Остальные в оценках сдержаннее: курс верный, но вопросы остаются.

Зеленский сделал невозможное в первые месяцы войны. <…> Сейчас чего-то сверхэффективного от нашей власти требовать глупо. Как умеют, так и работают. Но мы на низком старте: “победим и на Майдан”. Власть либо трансформируется, либо слетит.

Русскоязычные иностранцы

Шестеро человек ответили в опросе, что до войны жили не в Украине и не в России. Среди них двое жили в Беларуси и эмигрировали (один — в Украину), остальные остались там же, где и были: по одному человеку в Казахстане, Израиле, Канаде и Ирландии. Формулировка вопроса не позволяет определить страну происхождения, как минимум один (тот, что в Казахстане) сообщил, что имеет российское гражданство и вернулся в родной городок скрываться от призыва.

Человека, указавшего, что жил и продолжает жить в Ирландии и давшего стереотипично-пропагандистские односложные ответы, почему он поддерживает Россию и против Украины, мы уже упоминали.

Остальные, напротив, поддерживают Украину и её руководство, осуждают Россию и путинизм, сетуют на правильную, но недостаточную помощь Запада.

Российскую оппозицию трое из пяти оценивают положительно, один считает, что адекватно ведёт себя лишь часть и один обозначил, что оппозиции почти нет:

Если бы не Алексашенко и Гуриев, то и оценивать было бы нечего по сути. Отсюда беспредел власти и как результат — демонстративное убийство Навального.

Эти люди наиболее оптимистичны в оценках сроков войны: лишь один ответил, что не знает, когда она может кончиться, остальные надеются на победу Украины в ближайшие пару лет. В результате Украина должна вернуться к границам 1991 года, считают четверо. Один предлагает провести настоящие референдумы под иностранным контролем на территориях, долгое время бывших под контролем России.

Ярослав Распутин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ