Новости

Бунт живых мертвецов

Бунт живых мертвецов

В России 500 тысяч ВИЧ-положительных – это те, кто сдал анализы и встал на учет в СПИД-центрах. Анализы сдают не все, так что в реальности больных больше. Насколько? Врачи считают – раза в два-три. То есть, в России около полутора миллионов ВИЧ положительных.

Что такое официальные полмиллиона? Это город средней руки, Орел, или, например, Тольятти.

Что такое полтора миллиона? Это крупный город, например, такой как Казань, или Нижний, ну или область небольшая. В Чувашии, например, около этой цифры живет.

Мы все последние года два слышим о том, как хреново жителям Тольятти. Путин ради них пошлины на иномарки вводил, на калинах по Дальнему Востоку рассекал.

О том, как хреново российским ВИЧ-инфицированным мы не слышим. А им хреново, реально хреново. Минздрав перестал регулярно поставлять препараты для лечения ВИЧ-инфекции, а заодно прикрыл крупнейшую негосударственную контору, которая помогала ВИЧ-инфицированным бесплатными лекарствами. По сути, Минздрав решил эти полмиллиона укокошить.

Лирическое отступление.

ВИЧ не вылечивается, но современные лекарства позволяют его «задавить». Человек на таких таблетках может нормально работать, жить, рожать здоровых детей и протянуть ничуть не меньше остальных соотечественников.

Как это работает? Если совсем просто: ВИЧ встраивается в клетки иммунной системы и убивает их (вернее, не все клетки, а лишь один из их видов). Организм замещает убитые клетки новыми. Но вирус быстрее организма, так что в итоге человек остается без иммунитета, и его выносят вперед ногами. Лекарства мешают вирусу встроиться в клетку. Встраивание происходит в несколько этапов с использованием разных ферментов, и каждый препарат бьет по определенному этапу.

Вирус неустойчивый и легко меняется, так что рано или поздно тот фермент, который блокирует таблетка, меняется. Таблетку надо менять. Обычно для привыкания вирусу достаточно нескольких месяцев.

Чтобы предотвратить привыкание и мутации вируса, больным дают коктейль из минимум трех препаратов, каждый из которых бьет по разным участкам вируса. В этом случае у большинства больных концентрация вируса в крови резко падает, иммунитет начинает нормально работать. К коктейлю из трех препаратов вирусу приспособиться практически невозможно.

Фишка лечения ВИЧ-инфекции в том, что таблетки надо пить каждый день, без перерывов, чтобы поддерживать в крови нужную концентрацию лекарств. Только тогда лекарства подавляют вирус.

Любой перерыв в приеме лекарств дает вирусу шанс ожить, мутировать и приспособится к конкретной комбинации препаратов. Комбинаций препаратов очень ограниченное количество. В итоге для больных жизненно важно получать препараты регулярно.

И тут начинается самое интересное.

Препараты для лечения ВИЧ стоят космических денег. Для оценки: одна из схем (ее сейчас назначают в московском СПИД-центре начинающим) – 2 упаковки Телзира (24 т.р. в месяц) + упаковка Тризивира (23 т.р.) в месяц.

Итого: 71 000 р в месяц, 852 000 рублей в год. Лечение пожизненное.

По закону препараты для лечения ВИЧ предоставляются больным бесплатно.

Деньги на закупку лекарств выделяются в более или менее нормальных объемах.

Но Минздрав работает через одно место, постоянно срывает сроки закупок препаратов, их поставки в региональные СПИД-центры. Итог – препараты то есть, то их нет. Врачи постоянно меняют больным схемы и человек может, при такой свистопляске, за два года получить у себя в организме вирус, устойчивый практически ко всему, после чего, стуча копытами чинно удалиться на кладбище.

До середины этого года в России работал глобальный фонд по борьбе со СПИДом, который как раз помогал тем, кто жить очень хочет, но не может получить таблетки от государства или купить сам.

Фонд, кстати, помогал государственным (!!!) СПИД-центрам, когда Минздрав задерживал поставки препаратов: тупо отгружал их со своего склада.

Но есть нюансы: фонд работает только в тех странах, где правительство официально признает – у них с ВИЧ не все благополучно и они не могут обеспечить лекарствами всех желающих.

В этом году наш Минздрав бодро отрапортовал, что он может всех всем обеспечить, и в услугах фонда больше не нуждается. Фонд из России ушел, а Минздрав как не поставлял таблетки всем, кому они нужны, так и не поставляет. Мало того, в этом году Минздрав отличился особо и закупил препараты на 2010 год в середине года, в итоге перебои достигли просто эпических масштабов.

Итог: всю весну и лето лекарства от ВИЧ пропадали то в одном регионе, то в другом. В Татарстане лекарства одно время не выдавали детям, недавно кончились таблетки в Архангельске, в Туле беременных переводили на монотерапию (это когда вместо трех препаратов дают один), в Москве больным спешно меняли схемы лечения из-за нехватки препаратов. В одной из колоний Карелии из-за перебоев умерло три человека, в другой колонии, уже женской, препараты стали выдавать через день (привет, регулярное лечение!).

В итоге озверевшие больные стали подавать в суд на региональные СПИД-центры, а один из СПИД-центров – Архангельский – подал иск уже к Минздраву.

А что же Минздрав? А Минздрав делает вид, что ничего вышеописанного не происходит.

Чиновники ведомства раздают интервью, в которых утверждают – перебоев нет, все получили препараты. Пациенты мечутся в поисках препаратов, собирая по рукам недостающие лекарства, умирают, рожают инфицированных детей (хотя могли бы – здоровых) и просто умирают, а Минздрав упорно заявляет, что все хорошо.

Тем временем, после ухода глоабльного фонда, в России закрывается 42 программы профилактики ВИЧ инфекции

Я знаю одного из людей, получавших лекарства в рамках этой программы. Теперь лавочка прикрыта – без прописки казенных лекарств ему не дадут, прописка же не светит. Теперь он готовится «стуча копытами удалиться в сторону моря». На копытах будут белые тапочки.

Собственно. К чему я все это:

500 тысяч официально признанных ВИЧ-инфицированных очень хотят, чтобы:

1. Минздрав признал проблему

2. Вставил пистон департаменту закупок (а лучше, уволил его нафиг и нанял нормальных людей)

3. Создал резервный фонд на федеральном уровне, из которого, в случае необходимости, можно быстро перебросить лекарства в тот регион, где возник дефицит.

От общественности ВИЧ-положительным очень хочется помощи в давлении на Минздрав. Надо кричать, скандалить, “выводить в топ” и прочее, чтобы эти ребята хотя бы признали наличие проблемы и начали ее решать. Нужно общественное давление на них, иначе 500 тысяч ВИЧ-положительных отправятся по известному адресу.

Сами ВИЧ-положительные делают, что могут: подают на минздрав в суд (и выигрывают), пишут письма, устраивают митинги и проч. Но только их сил недостаточно, им нужна ваша поддержка, любая.

Журналист Всеволод Бельченко

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Александр Сенченко
Гость

Всё правильно делают, власти должны обратить внимание на этих людей и хоть как то помочь им. Ведь геи тоже люди и они заслуживают хорошего отношения к себе.

wpDiscuz