Моя история

Жертва насилия: пережить и выжить

жертва насилия

Новая рубрика “Моя история” – это анонимные рассказы от первого лица о самом тайном и сокровенном. Наш первый герой решился рассказать о своём опыте домашнего и сексуального насилия.

“Первый и печальный опыт”

Впервые я начал смотреть на парней в возрасте 14 лет, но до конца я не мог понять что со мной происходит. Это были 90-е годы. В России о гомосексуальности не принято было говорить , не было ЛГБТ-организаций в Санкт-Петербурге, где я жил. Меня воспитывали родители на так называемых традиционных семейных ценностях, что отношения должны быть обязательно между мужчиной и женщиной и так же отношения должны всегда заканчиваться браком. На протяжении двух лет я пытался бороться с собой, пытался подавить в себе желание и мысли о парнях. Пробовал встречаться с одноклассницами, но это были лишь походу куда то в кино или кафе. Серьезных отношений с девушками у меня никогда не было.

В 16 лет у меня произошел первый опыт с мужчиной, и это был трагичный и болезненный опыт. Вечером зимой я возвращался с занятий в историческом кружке. На улице ко мне подошел мужчина средних лет и с угрозами и силой завел меня в тёмный грязный подъезд, где изнасиловал меня. После случившегося он убежал и оставил меня там лежать.

“Некуда пойти”

В этот вечер я не поехал домой. С чувствами которые во мне бушевали я гулял всю ночь по городу и только под утро я поехал домой. Дома был скандал с родными, где и почему я пропал на ночь. Я ничего не рассказывал никому о случившемся. Пару недель я находился дома и не знал, что мне делать. В школе и родным сказал, что я заболел и буду дома.

Мне было стыдно обращаться в психологическую службу поддержки, да и таких не было в то время, точнее они были, но для только для женщин, подвергшихся насилию. Для мужчин ничего подобного не существовало.

Я пытался как-то с пережитым справиться, но было очень трудно. Принимал любые успокоительные, которые только находил дома, пытался покончить жизнь самоубийством. Такое состояние у меня было около года. Постепенно я начал встречаться и ходить на свидания с парнями.

“Бьёт – значит любит?”

жертва насилия

Первые мои отношения с мужчиноё были, когда мне исполнилось 18 лет. Он был старше, ему на тот момент было 32 года. Он работал в ФСО Санкт-Петербурга. В начале наших отношений все было хорошо: походы на свидания, поездки за город. Мы много проводили времени вместе, я переехал к нему жить через три месяца нашего знакомства.

Спустя приблизительно год совместной жизни он кардинально поменялся. Начали проявляться ревность, чувство собственности, ограничение моего общения с моими друзьями, приказной тон. Я чувствовал себя не в своей тарелке. Очень часто, приходя с работы домой, он был очень раздражённым на меня, разговаривал жёстко, иногда доходило и до рукоприкладства.

Последней каплей для меня в наших отношениях был день моего выпуска из колледжа, После вручения диплома и прощального ужина нашей группы я пришел домой и у нас начался очередной скандал, обвинения в измене и обмане. Это закончилось рукоприкладством в мой адрес. Я не выдержал, собрал часть своих вещей и поехал в больницу. Там мне поставили диагноз: сотрясение мозга и перелом костей носа. Это послужило для меня толчком в разрыве наших с ним отношений.

Я уехал жить к родственникам , но на протяжении еще полугода он преследовал меня с мольбами о возвращении к нему, а иногда звучали угрозы в мой адрес. За помощью я не обращался ни в какие в центры, просто пытался жить обычной нормальной жизнью. Да и не было смысла обращаться в кризисные центры и полицию – мне как гею никто бы не помог.

Жертва насилия: пережить и выжить
[adrotate group="1"]

“Абьюз – это не только то, что с кулаками”

Следующие мои отношения были не такие проблематичные в плане физического насилия, но на протяжении полутора лет меня использовали.

Мы познакомились с ним на сайте знакомств, долго переписывались перед нашей первой встречей. Спустя полгода отношений мы решили съехаться вместе. Сняли однокомнатную квартиру, он познакомил меня со своими родителями. Где-то после пары месяцев совместного проживания он начал задерживаться на работе и часто ночевать у своих родителей. Я пытался как-то у него узнать, что происходит с ним, но в ответ получал только “Всё хорошо”.

До этого оплата аренды у нас была напополам, но тут начались у него постоянные проблемы с оплатой: он уволился и вроде бы начал искать работу, Начались упреки в мой адрес что я много работаю, но не могу обеспечить нам нормальную жизнь.

В течении семи месяцев совместного проживания были скандалы, упреки и унижения. Все домашние дела были на мне, помимо моей работы, которая обеспечивала полностью нас двоих. Как позднее выяснилось, он долго меня обманывал: у него так же были отношения на стороне, но в то же время он жил со мной и я полностью обеспечивал нашу семью – как я тогда думал, что это была семья.

Проблема домашнего насилия в ЛГБТ-парах не получает достаточно глубокого освещения и изучения, а жертва насилия зачастую подвергаются двойной стигме – и виктимблэймингу, и дискриминации на основании СОГИ. Тем не менее случаи применения финансового, психологического, физического и сексуального насилия в ЛГБТ-отношениях далеко не редкость.

ГБТ-мужчины особенно уязвимы перед насильниками и абьюзерами не только из-за распространённой в обществе гомофобии, бифобии и трансфобии, но и по причине навязываемых обществом устаревших патриархатных стереотипов о мужественности. Проект “Парни ПЛЮС” разрабатывает серию материалов о сексуальном насилии, домашнем насилии и харассменте в отношении геев, бисексуалов и транс*мужчин. Если вы – жертва насилия и хотите поделиться вашей историей, чтобы помочь нам привлечь внимание к замалчиваемой проблеме насилия в отношении мужчин, напишите нам. Мы гарантируем полную поддержку и анонимность.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

H-Clinic
[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube