ЛГБТ-движение

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

В западных странах «вторая волна» гей-движения, добившаяся сегодня множества побед, фактически выросла из выступлений ВИЧ-активистов конца 80-х. В России ситуация несколько другая. Но в Международный день борьбы со СПИДом мы говорим о открытых ВИЧ-позитивных  гей-активистах, которые одновременно борются с захлестывающей бывший СССР эпидемией.

 

Геннадий Рощупкин

Легендарный в отечественном ВИЧ-активизме человек, фактически один из его отцов-основателей и точно первый ВИЧ-положительный гей, открывший лицо медиа. Имя Геннадия прогремело на всю страну осенью 1991 года, когда в палате Московской инфекционной больницы 22-летний Рощупкин объявил голодовку, требуя отмены 121 статьи УК РСФСР (наказывавшей за мужские гомосексуальные контакты) и введения государственной программы помощи больным СПИДом.

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

Все последующие годы Геннадий активно участвовал в проектах по профилактике ВИЧ и снятия стигмы с ВИЧ+ людей. С некоторого времени он делает это в Украине. Там он работал в Международном альянсе по ВИЧ/СПИД, написал книгу рекомендаций «Забота о себе», а сегодня Рощупкин – координатор по технической поддержке Евразийской Коалиции по Мужскому Здоровью (ЕCOM).

 

Николай Панченко

«Ветеран» российского ВИЧ-движения, человек драматической судьбы и потрясающего жизнелюбия. Юрист по профессии, живший в Калининграде Панченко одним из первых в СССР был выявлен как ВИЧ-инфицированный. В 1987 году его поместили в знаменитую больницу на Соколиной горе, а затем репрессировали по гомофобной 121 статье – Николай Дмитриевич провел в одиночной камере три года и семь месяцев.

Получив опыт работы с одной из международных организаций, помогающих ВИЧ-положительным, Панченко в 1996 году в Петербурге основал «Общество ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом «Позитивный диалог». Это одна из первых в России, до сих пор действующая структура, которая занимается профилактикой и аутрич-работой среди гомосексуалов и других уязвимых групп.

 

Павел Костин

С 2003 года занимается реабилитацией нарко- и алкозависимых пациентов петербургской Городской наркологической больнице. Также почти десять лет работает с фондом «Гуманитарное действие»: Павел специалист по работе с потребителями инъекционных наркотиков и мужчинами, занимающимися сексом с мужчинами. Узнал о своем ВИЧ+ статусе в 2012 году, когда был уже давно погружен в социальный активизм.

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

Сейчас, помимо множества других сфер гражданской активности, Костин продвигает SafeBox – ориентированный на геев и бисексуалов экспресс-тест по слюне, который за несколько минут и совершенно бесплатно поможет определить ВИЧ-статус.

 

Евгений Писемский

Узнал о своем положительном ВИЧ-статусе в 2000 году. Сначала был волонтером на телефоне доверия по вопросам ВИЧ. В 2004 году начал работать в ВИЧ-сервисной организации, сотрудничая с журналами «Шаги” и “Круглый стол», также занимался аутрич-работой среди секс-работниц. В 2006 году основал организацию «Феникс ПЛЮС»: в 2008 году она получила премию ООН за вклад в развитии ВИЧ-активизма в России.

Сегодня Евгений ставит во главу угла объединение ВИЧ-сервисных и ЛГБТ-организаций, стремится развивать инновационные подходы профилактики ВИЧ среди гомосексуальных мужчин, а также редактирует созданный им развлекательно-просветительский портал «Парни ПЛЮС».

 

Борис Конаков

Журналист, с положительным ВИЧ-статусом живет с марта 2016 года. Будучи корреспондентом одного из крупнейших региональных СМИ, совершил ВИЧ-аут. Пост в Facebook вызвал широкий общественный резонанс. Борис стал первым открытым ВИЧ-положительным человеком в Тюменской области и одним из немногих открытых гомосексуалов, живущих с ВИЧ в России.

В этом году, сотрудничая в качестве пиарщика с тем же фондом «Гуманитарное действие», Конаков одновременно занял до него почти пустую культурную нишу – современного искусства, проблематизирующего жизнь людей с ВИЧ. Устроил несколько скандальных перформансов: например, акцию «Позор» во время первомайской демонстрации, когда замотанный в белую простыню активист с большим трудом прошел через центр Петербурга с плакатами против стигматизации ВИЧ-положительных людей.

 

Кирилл Барский

Московский студент узнал, что у него ВИЧ, в неполные 19 лет. Оправившись от первоначального шока Кирилл выбрал борьбу с заболеванием своей работой. Сейчас Барский – социальный работник в Московском научно-практическом центре наркологии и одновременно координатор программ, в том числе равного консультирования, в Фонде борьбы со СПИДом «Шаги».

Кирилл, как и несколько других героев этого обзора, принадлежит к совсем новому, молодому поколению ВИЧ- и ЛГБТ-активистов. Открытость и встроенность в глобальных контекст даются этому поколению куда проще, чем предыдущим, но проблемы, с которыми они сталкиваются, остались во многом теми же – в первую очередь речь о гомофобии и предрассудках окружающего российского пространства.

 

Виталий Коротких

Один из считанных региональных ВИЧ-активистов, которые к тому же являются открытыми гомосексуалами. Виталий, в то время 19-летний шеф-редактор екатеринбургского медиа-ресурса, получил ВИЧ в результате одного незащищенного сексуального контакта – о чем не стесняется говорить.

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

Гей- и ВИЧ-активизм в регионах – это труднейший квест в максимально нетолерантной среде. Но Коротких смело и публично продолжает опровергать стереотипы, пропагандировать безопасное поведение и необходимость для ВИЧ-инфицированных принимать антиретровирусную терапию. Последнее особенно актуально для Свердловской области, занимающей одно из первых в стране мест по темпам эпидемии.

 

Андрей Норов

27-летний Андрей два года назад узнал о том, что у него ВИЧ. С весны текущего года Норов – арт-директор «СПИД-Центра».

Ко Дню борьбы со СПИДом Андрей вместе с фотографом и сокуратором Дарьей Давыдовой подготовили фотовыставку «Смелые». Для серии портретов снялись люди разных гендеров, ориентаций, степени известности и, главное, ВИЧ-статуса: перед лицом пандемии все на самом деле равны и хоть и не одинаково, но уязвимы.

 

Алекс Шнайдер

Химик по образованию, выпускник МГУ, много лет работает в сфере фармацевтики и здравоохранения. 15 лет назад уехал в Германию, где защитил докторскую диссертацию по биохимии, вступил в гей-брак и основал несколько организаций. Создал приложение, контролирующее прием АРВТ – Life4me+, с 2010 года пытается привести российские медицинские стандарты в соответствии с мировыми. Другая инициатива Алекса начала исследовательскую работу по генной терапии ВИЧ.

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

Так что Шнайдер знал более чем достаточно о ВИЧ к тому моменту, когда в 2012 году сам услышал о своем диагнозе. С этого момента, помимо научного интереса, стал проявлять активную позицию по защите прав ВИЧ-положительных. В октябре этого года стал один из инициаторов русскоязычной кампании Н = Н («Неопределяемый = незаразный»). Цель кампании – чтобы как можно большее число людей осознало, что ВИЧ при неопределяемой вирусной нагрузке не передается половым путем. В планах: просвещение врачей – не только инфекционистов, но и общей практики.

 

Роман Дудник

Живет с ВИЧ с 1994 года. Тогда когда, собственно, и начал свою деятельность в движении за права ВИЧ-положительных. При этом активистом себя Роман не считает.

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

«Я видел много смертей в то время, когда не было лечения, я продолжаю наблюдать как люди гибнут, но уже не от самой инфекции, а от людского невежества, от стигмы и дискриминации в обществе» – говорит он.

С 2007 года живет в Казахстане. Руководит общественным фондом («СПИД-фонд Восток-Запад» в Казахстане), который занимается профилактикой ВИЧ среди уязвимых групп населения.

 

Армен Агаджанов

ЛГБТ и ВИЧ-активист, живущий и работающий в Ереване. Количество открытых геев в Армении пока крайне невелико: по словам Армена, в патриархальном и гетеронормативном обществе желающий быть честным с собой и другими гей вынужден непрерывно совершать каминг-ауты.

14 ВИЧ-активистов из гей-сообщества

Три года назад Армен узнал о своем ВИЧ- позитивном статусе и с этого момента занялся еще более широким кругом проблем – как активист и аутрич-работник. В НПО «Пинк» его работа связана с адвокацией и стратегической информацией. Также является координатором Восточноевропейского и центральноазиатского объединения людей, живущих с ВИЧ (ВЦО ЛЖВ) в Армении, а еще в местном Страновом Координационном комитете представляет интересы не только ВИЧ+людей, но и МСМ и трансгендеров.

Статью подготовил: Артем Лангенбург

parniplus.com

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Martin
Гость

Спасибо каждому из них за их труд. Спасибо всем тем, кто остается неравнодушным к людям, которые нуждаются в помощи, поддержке и понимании.

wpDiscuz