Реакция квир людей на признание ЛГБТ-сообщества экстремистской организацией

Реакция квир людей на признание ЛГБТ-сообщества экстремистской организацией

Нам всем нужно было немного времени, чтобы выдохнуть и переосмыслить происходящие события в декабре этого года

Поэтому мы не спешили собирать реакции наших квир знакомых и друзей, решив оставить этот текст под конец года, чтобы каждый смог что-то переосмыслить внутри себя, прийти к собственным выводам и донести свою позицию.

В этом тексте собраны разные мнения квир парней о признании Верховным судом РФ экстремистской организацией “Международное ЛГБТ-движение” – чтобы это вообще не значило. 


Илья — куратор выставок | 23 года, гей, Санкт-Петербург

Не сказал бы что я что-то испытывал, просто переслал эту новость знакомым и спросил о состоянии тех, кого по моему мнению могла эта новость ввести в чувство страха и тревоги. Это был довольно очевидный поступок нашей власти, которая строит свой культ на многолетнем отрицании так называемых “западных ценностей”, и вряд ли остановится на этом. 

Моя семья, по классике жанра, просто не придала значения этой новости, даже не заметила ее вовсе. В свою очередь близкие, друзья и коллеги поинтересовались моим состоянием и мнением буквально через пару часов после новости. Было довольно приятно понимать, что живу и нахожусь среди понимающих, заботливых и осознанных людей. Это, конечно, мой социальный пузырь, который очень легко разрушить одним диалогом с рандомным прохожим. Но я бесконечно рад, что он у меня есть. Даже в такой ситуации я нахожусь в состоянии психологической безопасности.

Хочу просто жить свою прекрасную жизнь в описанном выше пузыре хорошего окружения, собирая ресурсы на переезд в место, где меня не будут пугать шорохи в тишине при прогулке за руку с любимым человеком.

Руcлан — художник, редактор текстов | 23 года, квир, Санкт-Петербург

Когда я только услышал об этих новостях, мне было абсолютно наплевать – настолько мое информационное поле переполнено. Но мне только показалось, что мне все равно на происходящее. Спустя пару дней стало жутко, обидно и мерзко.

Моя идентичность была подавлена большую часть моей жизни. Родителями, учителями, друзьями – весь внешний мир был враждебен по отношению ко мне, сколько я себя помню. Мне приходилось просто существовать, не раскрываясь ни перед кем.

Думаю, что я “познакомился” с собой лишь около 3 лет назад, благодаря моим собственным усилиям, друзьям, моему парню, психотерапии, методом проб и ошибок. Когда ты продолжительное время живешь в мире, который тебе по умолчанию не рад, ты невольно сам начинаешь замыкаться, скрываться, отрезать очень важные части своей идентичности и страдать, страдать, страдать.

В детском саду нянечка Рафиля Магарифовна буллила меня за любовь к куклам и дружбу с девочками. Один раз, когда мне было 5, она собрала детей вокруг меня и, тыкая в мой пах, мерзким звонким голосом вопрошала: “У тебя там что, девочка вместо писюна?!”.

В школе меня били, оскорбляли, не давали спокойно пройти по коридору, а я просто терпел это долгие 7 лет. Я был удобной жертвой, пока мало-мальски не интегрировался в “гетеро-мир”, записавшись в тренажерный зал и побрившись налысо в 17 лет.

Дома я часто слышал сумасбродные высказывания о гомосексуальных людях – все это приравнивалось к психическому расстройству. Родители даже не могли произнести слово “гей”. “Педик”, “голубой”, “гомосек” – это все, что они могли произнести, и то шепотом. Сейчас, когда я открыто говорю и о своей гомосексуальности, и о биполярном расстройстве в паре с пограничным, я иногда мечтаю аутнуться родителям и указать им на то, что к этому причастны и они.

Лишь после переезда в Санкт-Петербург у меня появилась возможность узнать себя ближе, просто быть собой, не скрываться и не бояться. Сейчас, когда я принял себя и научился жить в этих условиях, я получил очередной удар по голове от государства.

Через пару дней после принятого решения я полез в чат с дайджестами о политике и экономике кому-то что-то доказывать. Начинал достаточно прилично и уважительно, а закончил, конечно, пожеланиями пережить все то же самое, что пережил и я какому-то бумеру, который сразу дал мне понять, что я – человек второго сорта. 

После новостей об объявлении ЛГБТ-сообщества экстремистской организацией и попыток доказать кому-то, что это людоедство, я много плакал. Сейчас уже непонятно почему именно – много всего произошло и продолжает происходить, но это очень тяжело переживается.

“Нормальные” гетеро люди считают, что это ограничение абсолютно адекватно, и ничего страшного вовсе не происходит. Они не понимают, что это очередной инструмент гонения и подавления гражданского общества. Все, что так или иначе подрывает стандартные гендерные роли, может быть рассмотрено как проявление ЛГБТ-повестки, а значит, все можно запретить, посадить можно всех. В общем, полная свобода для уничтожения человеческой воли. Искренне не понимаю тех, кто радуется этому. Им невдомек, что условия в России и так максимально заточены под то, чтобы гендерно неконформным и гомосексуальным людям было почти невозможно жить базово нормально и хорошо.

Прежде, чем принять себя, ты пройдешь все круги ада. Не факт, что после этого ты захочешь выделять свою ориентацию как важную часть идентичности. Я знаю немало мужчин, которые наотрез отказываются делиться этой частью своей жизни с самыми близкими людьми, и по мне это просто ужасная ментальная тюрьма. А с новым статусом экстремиста ты не только подвергаешь себя опасности социальной, но и опасности политической. Имеешь все шансы на то, чтобы быть оштрафованным или даже оказаться в месте лишения свободы. Я все еще не понимаю, чем это должно помочь.

Я не знаю, что буду делать дальше. Продолжаю одеваться так, как хочу, на днях планирую сделать маникюр черным гель-лаком, иногда подвожу глаза и надеваю массивные серьги. Не знаю, на самом деле, что можно сделать дальше. На данном этапе я не готов никуда переезжать. Но и отказываться от себя я тоже не намерен.

Дмитрий — врач | 23 года, бисексуал, Тверь

Первая мысль была, что ну вот и все, сейчас начнется охота на ведьм и всех повяжут, первое, что сделал — закрыл свой телеграм канал. Канал 18+ вообще отключил от прямой связи с собой, теперь там такой междусобойчик, а за личный канал переживаний больше, так как там на прямую себя демонстрирую. 

Было вдвойне неспокойно, когда в ближайшие дни начались рейды по клубам, и еще какие-то движения в эту сторону. После диалогов с друзьями и ребятами, кто с этим связан, решили, что это будет, как и со всеми законами в этой стране – работают только когда это надо. То есть просто не переходить дорогу где не надо, не использовать символику и прочее, тогда будет все нормально. Оставаясь в России, приходится принимать правила игры, но не радикально, конечно же.

Моя основная мысль такая — когда уже не осталось никого кем можно пугать массы, всем уже раздали иноагентов и все уехали, остается только найти еще одного внутреннего врага. Никто никогда не говорил так часто на эту тему, кроме этих людей с экрана. На ютуб-канале “Продолжение следует” вышло несколько разборов на эту тему, очень рекомендую смотреть, многие тезисы оттуда мне близки. 

Бросать ведение канала и удалять его я точно не стану. Если честно, сейчас и поддерживать особо-то и некого, все громкие организации и активисты заняты другим. Я к таковым не отношусь, мой удел развлечения, но я с радостью всегда поддерживал все хорошие движения в сообществе. 

Закончу пересказом диалога с лютым гомофобом. Он утверждал, что все это плохо, что вот эти парады, где все в латексе с анальными пробками на главной площади — это ужас. Что они везде, в телевизоре и интернете. Не дай бог дети увидят! 

Я задал простой тезис: “В РФ хоть раз проходил гей-парад? И где кроме политических шоу вы слышите про ЛГБТ? Никто кроме самих же пропагандистов столько шума не наводит вокруг квир людей. Видел ли он сам хоть раз, как геи мешают жить?” — у человека сразу ступор.

Такие люди никуда не денутся, нашу природу не изменить росчерком законодательного пера, просто придется принять новые, хоть и варварские, правила игры. Живем дальше, будьте сильными.

Истории ЛГБТ-людей, оставшихся в России

Сергей — SMM-менеджер | 30 лет, гей, Москва

В тот момент лег на диван и просто “опустились руки”. Лежал 3 дня и смотрел какие-то тупые совершенно фэнтези, ничего не мог делать. Это все, конечно, очень страшно. Совершенно непонятно, то есть никаких разъяснений, как это будет работать на практике. Не знаю, что дальше делать, ведь моя рабочая деятельность связана с квир сообществом и это все деморализует мою работу. 

Я думаю, что это какая-то дополнительная история в преддверии годы семьи. Как всегда, у нас “пидорасы” во всем виноваты. Еще один такой инфоповод, который удобен нашему государству в собственных целях. 

Близкие у меня отреагировали по-разному. Сильный эмоциональный всплеск насчет этой ситуации был вообще у людей, которые уехали. Они активно следят за тем, что происходит сейчас в стране. Наверное на расстоянии больше хочется об этом говорить и переживать в активной форме. 

Все кто был в Москве, конечно, были в шоке, но как-то старались максимально быстро пережить и пойти дальше заниматься своими делами. Потому что всех уже достали эти удары, буквально один за другим.

Ничего пока не планирую, потому что я сильно устал за этот год и просто хочу отдохнуть. На новогодних праздниках думаю составить какой-то план жизни на 2024 год и стараться следовать ему. Но все будет окончательно понятно после 10 января, потому что уже начнутся какие-то первые действия в отношении представителей ЛГБТ-сообщества со стороны государства.

Не знаю, что еще сказать, это все ужасно выматывает. Из моего окружения я больше всех реагирую на подобные ситуации и законы. Слишком близко все принимаю к сердцу, но затем в момент собираюсь и иду дальше.

Артем — студент, будущий переводчик | 24 года, гей, Санкт-Петербург

У меня уже выработалось понимание, если вносится какое-то предложение/закон/поправка и т. п., соответствующее “линии партии”, то оно будет обязательно принято. Все обсуждения происходят лишь для видимости бурной деятельности. 

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

Тем не менее, когда в тот день я увидел новость — меня подкосило. Помню, как ехал в метро, увидел пару, держащуюся за руки и заплакал. У меня не было той тревожности, которую я испытывал после начала войны, было лишь чувство иррациональности происходящего. 

Возможно, это неправильно, но я привык к тому, что власть несправедлива ко всем – это не чувство обреченности, просто факт, который я принял, но когда происходит что-то, касающееся конкретно тебя – это выбивает из колеи. 

В тот день я начал говорить с друзьями, и понял, что меня окружают люди, которые принимают меня на 100% во всех аспектах. Решил фокусироваться на том, что есть в зоне моей досягаемости: учеба, работа, досуг, взаимоотношения. Пытаюсь держать в голове две мысли: “Волнение лишь удваивает страдания” и “Это не насовсем”.

Михаил — политический активист | 23 года, пансексуал, Великий Новгород

Моей личной жизни закон, конечно, не коснулся и я еще пару дней после его принятия пытался людям разделить, что это не геев запретили, а организации, связанные с их правами. Что тоже плохо, особенно в России, где люди вообще политически бесправны, а особенно меньшинства, причем все, кажется. И национальные, и религиозные, и сексуальные.

Не знаю, почему мне было важно это, то ли из-за ревности к статусу экстремиста (я был связан с некоторыми организациями признанными экстремистами ранее), то ли для собственного успокоения, что это еще не статья за мужеложство или третий рейх.

Меня особенно не ассоциируют с ЛГБТ, поэтому вокруг себя непосредственно я не заметил бурной реакции, во всяком случае от людей, которые не заметили поправку в закон о пропаганде. С некоторыми я все же поговорил, но все невероятно инертны. Все понимают, что это неправильно, но абсолютно не хотят ничего с этим делать, особенно в нашем общем кругу. Может они, как и я, просто не знают, что делать. Но я говорил эту простую истину, что если ты не занимаешься политикой, то она начинает заниматься тобой.

Я собрался с людьми, которых приглашал на кинопоказ и попытался их подбодрить, потому что просто ничего из нынешней позиции я сделать не могу. Даже новую акцию на эту тему — мне уже будет гораздо тяжелее помочь. Не хочется уже проблем, в том числе потому, что слабо ощущаешь отклик на действия, а риски с каждым днем все больше. Я уже не свободен.

В моих планах разобраться с образованием. Возможно в другом городе или стране. Хуже всего, что я не чувствую, что делаю все правильно из-за того, что пропадает поддержка. Кто-то ее боится оказывать, а кто-то не может. Мне сейчас как никогда не хватает сообщества активистов.

Никита — медбрат | 22 года, гей, Екатеринбург

В моменте почувствовал дикую усталость, один вопрос в голове: “Ну сколько можно?”. Много всего передумал и о том, что это все для отвлечения от насущной проблемы. Думал о том, что так жить уже невозможно, о том что нужно переезжать, много мыслей было разных.

Парень мой совершенно спокойно отреагировал, цитирую: “Мы же не в открытую этим занимаемся”, немного пошутил на тему “экстремистов”. Мама также сказала, что мне переживать не о чем, ведь я не “открытый”.

Во время мобилизации мысли о переезде в другую страну вызывали у меня дикую панику и тревожность. Сейчас, спустя время, я все больше склоняюсь к тому, что в ближайшем будущем счастливой “гей-жизни” в этой стране не построить. Поэтому периодически подумываю о переезде, но в силу моей сильной привязанности к маме, размышления на эту тему даются с трудом.

Мемы смешные, ситуация хуже некуда. Особенно больно читать комментарии в новостных пабликах моего города. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что я там увижу, но однако каждый раз расстраиваюсь. Все мое окружение толерантно ко мне и к моему сообществу, но я уверен, что в данный момент им абсолютно нет никакого дела до этого закона, пока он или его последствия не коснутся их задниц.

Мне очень тревожно и я временами испытываю приступы гнева от мыслей о том, почему я не могу, а они могут, потому что какие-то дяди так за меня и за нас решили, всех их ждет собственная карма.

Егор — студент, будущий психолог | 19 лет, гей, Москва

Когда я только узнал о грядущих изменениях, по большей части, смеялся над всем этим. Ведь как можно назвать экстремистским то сообществом, которое и не существует на самом деле. Уже 30 числа ощутил на себе деструктивное влияние всего происходящего. Весь день прошел в слезах, да и последующие 1,5 недели тоже. 

В тот же день написал психологу и договорился о срочной сессии, потому что мое ментальное состояние резко ухудшилось. Уже трудно вспомнить пиковые эмоции, но главная из них — страх. За себя, за будущее, за парня. Почти сразу же решил, что закрою сессию и буду думать об эмиграции, но этот вопрос включает в себя колоссальное количество факторов, которые надо учитывать в моменте. 

Сейчас мне стало относительно лучше, я не смог принять в себе все эмоции и переживания, скорее, просто их подавил, так как они максимально пагубно сказывались на моей жизнедеятельности.

Это ужас, который для меня является крайней точкой происходящего. Вся моя семья знает про меня и принимает, поэтому они, как и я, были шокированы этим и поддержали в вопросе эмиграции.

Я пишу этот текст 21 декабря, после того, как Екатерине Дунцовой отказали в регистрации на выборы, но хочется сказать, что если каким-то чудом она или любой другой более адекватный кандидат попадет в бюллетень, то проголосуйте за этого человека. Этот закон — подкосил лично меня, моего парня, моих друзей и близких, как ничто происходящее до этого. Он должен быть отменен в тот же день, когда к власти придут адекватные люди.

На данный момент я сфокусировался на текущих делах и грядущей сессии. После нее планирую уйти в академический отпуск и уехать из страны. Хочется надеяться, что совсем скоро весь этот ад, в который страну и конкретно ЛГБТК+ сообщество втянул убогий дед — закончится. 

Роман — PR-менеджер | 27 лет, гей, Москва

Так совпало что я сейчас читаю книгу Маргарет Этвуд “Рассказ Служанки”, в ней очень подробно описано состояние главной героини, когда власть постепенно переходила к тоталитарному режиму. Могу сказать, что оно очень схоже с моим нынешним. 

Ты думаешь, что все обойдется, мы приспособимся, будем жить дальше, подпольно так сказать. Но вот мы наблюдаем за происходящим, нас накрывает волна страха и паники от того, что все становится только хуже. И самое неприятное чувство наступающее после — это безысходность. Я чувствую себя загнанным зверем в клетке, каждое мое действие выставлено на всеобщее обозрение, я как будто голый. 

Что я вообще думаю? Если честно, у меня смешанные чувства на этот счет. Мои убеждения насчет свободы и равенства всех людей непоколебимы, они внутри меня. Я так воспринимаю все вокруг, но внешние факторы всегда разрушали мои “воздушные замки” — будь то отдельные индивидуумы или же целая государственная система.

Кто-то всегда хочет вклиниться и поменять мое восприятие. Я воспринимаю это все как еще одно препятствие для нас. Да, более сложное, я бы даже сказал, катастрофически сложное. Но я верю, что спустя сотни лет историки будут изучать то, что происходит в наши дни и удивляться нашему примитивизму. Очень на это надеюсь.

Мои близкие и знакомые, кто относит себя к сообществу, естественно в полнейшем замешательстве. Очень много теорий, догадок и страха за свою безопасность. Как себя вести, что можно говорить, а что нельзя, кому говорить, могу ли я продолжать быть собой, но менее публично. Это лишь маленькая часть вопросов, вырванных из контекста, но по ним уже видно всеобщее настроение – замешательство.  

Я планирую жить дальше. Банальная фраза, знаю. Но, как мне кажется, она очень хорошо работает в том случае, если у тебя есть какое-то дело, в моем случае, оно связано с индустрией ивент-мероприятий. Будем находить новые формы, прятаться за смыслами, аккуратно выражать себя, менять внешние оболочки, но все мы знаем, что суть останется прежней. 

Хочется уже пройти этот мрачный исторический пласт и увидеть что там, за ним. Очень романтизировано, но имеет место быть.


Для каждого из нас выводы о произошедшем будут основаны на пережитом ранее опыте, общем отношении к ситуации и планам на будущую жизнь. Правильных или неправильных выводов не бывает – главное оставайтесь собой в любой ситуации.

Редактор текста: Денис Богданов

Квир-блогеры и правозащитники об «ЛГБТ-экстремизме»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ