Новости

Диагноз для двоих или один из вариантов о том как сказать о ВИЧ своему партнеру.

Диагноз для двоих или один из вариантов о том как сказать о ВИЧ своему партнеру.

Проект Testing Together («Проверяемся вместе») помогает мужским парам узнать их ВИЧ-статус и укрепить  отношения.

Цель нового проекта Testing Together («Проверяемся вместе») – использовать силу любви для профилактики заражения ВИЧ. Пары могут получить консультации по ВИЧ и пройти тестирование вместе, в одно и то же время, в одной и той же комнате – и вместе получить результаты. Сама концепция проекта красноречиво  говорит о том, как протекает эпидемия в США, и как идет борьба за равные права для ЛГБТ.

Хотя проект рассчитан на мужчин, занимающихся сексом с мужчинами (МСМ), он также распространяется и на традиционные пары, и на отдельный людей, уже знающих свой статус. Люди, живущие с ВИЧ, уже использовали эту возможность, чтобы раскрыть статус партнерам.
Пока стрелы Купидона все еще проносятся в февральском воздухе, имеет смысл обратить внимание на отрезвляющий факт – любовь и  секс могут подвергнуть вас более высокому риску заражения ВИЧ. Почему? Об этом мы и спросили Патрика Салливана, профессора Университета Эмори в Атланте. Он является основным исследователем проекта «Проверяемся вместе».

Спросим сразу же, почему тестирование пар – важный инструмент для профилактики заражения?

Ваш основной сексуальный партнер – самый важный человек в плане вашего риска заражения ВИЧ. Это имеет смысл – вы чаще всего занимаетесь сексом с вашим основным партнером. Геи вероятнее всего занимаются анальным сексом с основным, а не со случайным партнером, и именно с основным партнером они реже пользуются презервативами.

Если у вас есть основной партнер, то  для того, чтобы осознанно подойти к риску заражения ВИЧ, вам недостаточно знать ваш собственный статус. Вы должны знать и его статус, и вам нужен план действий для профилактики заражения. Вместе с Центрами по Предотвращению Распространения Заболеваний мы проанализировали данные, собранные по стране, и пришли к выводу, что две трети новых случаев заражения среди МСМ происходят от основных партнеров. Неожиданно, ситуация стала походить на состояние дел в Африке.

Тестирование для пар существует уже несколько десятилетий – в основном, такая практика принята среди гетеросексуальных пар в Руанде, но, за редкими исключениями, она никогда не была распространена в США. Чем это объясняется; существуют ли для нее юридические препоны?

Дело не столько в юридических вопросах, сколько в устоявшихся подходах к профилактике заражения. В начале эпидемии ВИЧ-положительных людей увольняли с работы, а нести «позорное клеймо» было намного тяжелее, чем сейчас. Так как последствия разглашения ВИЧ-статуса были так серьезны, система консультирования и тестирования была построена на принципах конфиденциальности и неприкосновенности частной жизни.

В наше время людей, живущих с ВИЧ, ожидает гораздо более оптимистичный прогноз, повысилась осведомленность в этой сфере и улучшилась правовая защита. Не поймите меня превратно, диагноз ВИЧ  все еще подразумевает серьезные последствия, социальные и другие, но в целом ситуация намного улучшилась. В то же время, при обследовании на рак или любую другую болезнь я могу попросить, чтобы во время процедур со  мной был друг, или жена, или любой другой важный для меня человек. Поэтому можно сказать, мы распространяем на ВИЧ-тестирование уже сложившиеся в медицине подходы.

Расскажите об истории проекта «Проверяемся вместе» и о том, что намечено на этот год.

В 2009 году мы на месте изучили, каким образом ситуация с ВИЧ контролируется в Африке, а потом вернулись домой и адаптировали принятые там практики к нашим условиям. Мы изучили мнение консультантов по предотвращению заражения, а также самих мужчин, в Чикаго, Сиэтле и Питтсбурге, чтобы яснее понять их ожидания от такой вот службы.

Мы начали со 100 пар в Атланте в режиме предварительной работы. В сентябре заработали четыре площадки «Проверяемся вместе», две в Атланте и две в Чикаго (при поддержке фонда MAC AIDS), и с этого момента программа заработала в полную силу. Появляются новые организации, которые хотели бы предложить такие услуги, например, Fenway Health в Бостоне. В целом, подготовка консультантов по проекту запланирована в более чем 10 городах.

[От редакции: Fenway Health в Бостоне официально запускает программу «Проверяемся вместе» в апреле этого года. МСМ составляют 80% проходящих тестирование в этом учреждении, а из них 60% состоят в постоянных отношениях]

Могут ли консультанты проекта работать с традиционными парами, а не только с МСМ?

Мы обучаем консультантов работать именно с мужскими парами. Естественно, навыки консультанта являются универсальными, и уже сами участники проекта решают, предлагать ли услуги тестирования традиционным парам.

Может ли ВИЧ-положительный человек использовать эту услугу тестирования, чтобы открыть свой статус партнеру?

Да, мы спокойно относимся к такой ситуации. Человек, живущий с ВИЧ, должен иметь право контролировать, как именно он хочет раскрыть свой статус. А в атмосфере проекта, если у партнера возникают вопросы, то присутствует третья сторона, как раз и владеющая необходимой информацией о рисках.

ВИЧ-положительные участники наших фокусных  групп рассказали, что при встрече с новым человеком не думают сразу же: «О, надо же, это мой новый бойфренд!». События развиваются постепенно; возможно, вначале пара практикует секс, не связанный с высокими рисками заражения, например, только оральный секс. «Вероятно, мы и пробудем-то вместе всего неделю или две, а если я раскрою свой статус, все узнают, что я  ВИЧ-положительный. Лучше я промолчу», – примерно так думают люди. Потом пара спонтанно начинает заниматься анальным сексом, используя презервативы, а месяца через три уже неловко сообщать партнеру о своем ВИЧ-статусе.

Мы продолжаем совершенствовать нашу программу, изучая, какие услуги действительно необходимы парнями и какие последствия имеет совместное тестирование. Нас, например, заинтересовало, не распадаются ли пары чаще после совместного тестирования, а не тестирования поодиночке. Мы не нашли никаких свидетельств тому, что пары распадаются чаще. Мы также изучаем насилие в парах. Нас беспокоит, не провоцируют ли вопросы, поднимаемые во время консультирования, насилие. Мы не обнаружили увеличения насилия при совместном тестировании.

В вашем исследовании, увидели ли вы различия в тестировании мужских пар и пар мужчина-женщина?

Я бы сказал, что страхи и надежды одинаковы. Все предпринимаемые шаги, все процедуры одни и те же. Но парни говорят: « Если это будет обычное консультирование, и консультант спросит меня, когда я в последний раз занимался незащищенным сексом и  сколько у меня было партнеров, то на эти вопросы в присутствии моего партнера я отвечать не хочу».

Тогда мы объясняем, что этот процесс нацелен на будущее, что мы не составляем списки прошлых партнеров, но узнаем статус пары на настоящий момент и помогаем выработать «план действий». При таком подходе, парни сосредотачиваются на том, что мы считаем важнейшей составляющей проекта – на их желании поддержать друг друга, на стремлении сказать: « Если один из нас инфицирован, нам нужна ваша поддержка».

В тестировании мужских и смешанных пар есть одно важное различие. Мужские пары говорят о договоренностях насчет побочных сексуальных партнеров. Когда мы спросили об этом мужские пары, оказалось, что 90% из них так или иначе согласовали вопрос о побочных сексуальных партнерах. 65% пар пришли к соглашению соблюдать моногамность. 35% пар, при определенных условиях, допускают связи на стороне. И только 3 или 4 % из этих 35% утверждают: «Мы можем заниматься сексом с другими партнерами без каких-либо условий и ограничений».

Таким образом, большинство мужчин в отношениях выработали какое-то соглашение. Но если усадить их и спросить: «Как вы пришли к общему мнению, и насколько точно оно определено и понято каждым из вас?», то некоторые мужчины говорят: « Ну не то, чтобы мы специально об этом говорили, но уверен, мы понимаем друг друга». Поэтому при консультировании и тестировании пар мы помогаем им начать обсуждение этого вопроса.

Иногда выясняется, что у нас на консультации пара  в первый раз подробно обсуждает такое соглашение. Тогда мы помогаем им вести конструктивный диалог. Из национальных опросов мы также знаем, что в парах, решивших соблюдать моногамность, около 25% мужчин нарушают ее, и  очень небольшое число из них говорит об этом партнеру.

Парни говорят, что хотят пройти тестирование вместе, чтобы перестать пользоваться презервативами если они оба ВИЧ-отрицательные. С точки зрения защиты от ВИЧ, отношения после измены можно восстановить, но вам нужно говорить об этом.

Мы предлагаем парням научиться, как можно прояснить соглашения, и как себя вести, если они нарушены. Мы говорим: «Джо, Джон, вы договорились о моногамных отношениях. Замечательно, что вы полностью обсудили этот вопрос, и ваши отношения стали глубже..Не думаю, что так случится, но иногда люди выходят за пределы отношений с партнером. Поэтому, Джо, если Джон так поступит, ты хочешь об этом знать?»

В большинстве случаев Джо не хочет знать об измене (но если он хочет, мы спрашиваем его: «Как ты хотел бы узнать? Из сообщения? Лично?») Довольно часто после консультации парни говорят: «Если это случится, и ты мне об этом скажешь, и мы сможем справиться с этим, то скажи, и мы через это пройдем». Таким образом, у отношений появляется шанс пережить такой случай.

Похоже, ваш проект выходит за рамки предотвращения ВИЧ и занимается вопросами взаимоотношений в парах.

Мы хотим быть правильно понятыми. Наши консультанты – консультанты по профилактике ВИЧ, получившие дополнительное обучение для работы с парами. Мы не касаемся некоторых вопросов, которые пары могут поднять в ходе встречи.  В таком случае, наши консультанты могут порекомендовать специалиста по семейным отношениям.

С точки зрения консультантов, для работы с парами нужны особые навыки. Консультантов волнует, что вопрос о побочных партнерах может привести к конфликту. Если один человек окажется ВИЧ-положительным, вызовет ли это обвинения в неверности? Если оба партнера окажутся ВИЧ-положительными, не будут ли они обвинять друг друга в заражении? Мы учим наших консультантов затрагивать эти вопросы так, чтобы они не приводили к ссоре, а также гасить напряжение и обвинения.

Есть ли преимущества у тестирования парой?

Как вы знаете, диагноз – только первый шаг. А затем следует действовать дальше – искать подходящее место для лечения, начинать лечение и продолжать его. С нашей точки зрения, в дискордантных отношениях ВИЧ-отрицательный партнер может существенно помочь в организационных вопросах.

Я лично глубоко надеюсь, что мы сможем убедить пары в важности и значимости их отношений. Как исследователь и участник сообщества я думаю, что мы не предоставляем парам необходимую поддержку. Движение к равноправию в заключении браков, безусловно, играет положительную роль. Вместе с тем, если вы вспомните, как общество исторически отзывалось о мужских парах, то поймете, что у парней никогда не было социального стимула сохранять отношения.

Воспринимая мужчин именно как пару, мы говорим им: « Ваши отношения законны и обоснованны, замечательно, что вы решаете вопросы, связанные с ВИЧ, именно как пара, а не поодиночке». Таким образом, в их совместной жизни появляется чувство поддержки.

Что, по вашему мнению, приводит пары к решению пройти совместное тестирование?

Мы задавались этим вопросом в начале проекта. Мужчины рассматривают совместное тестирование как часть принятия совместных обязательств. Они идут на него, когда отношения становятся серьезными, исключительными, если они  хотят перестать пользоваться презервативами, подумывают купить дом, взять приемного ребенка или завести собаку Конечно, для мужчин это непривычно.

Должны ли пары  пробыть вместе какое-то определенное время для прохождения такого тестирования?

Вначале мы работали только с парами, пробывшими вместе три месяца. Сейчас мы говорим о месяце. Если отношения длятся меньше месяца, я думаю, необходим более глубокий разговор о взаимном доверии и о том, действительно ли они готовы доверить такую информацию другому человеку.

Я встречаю и молодых мужчин, проверяющихся до того, как они вступят в сексуальную связь. Это говорит о том, что обсуждение вопросов, связанных с ВИЧ, становится все более широким, а молодые пары действительно могут определять себя как пары. Молодые геи  растут, слушая разговоры о брачном равноправии, и поступают так, как считают нужным, хотя мы, честно говоря, и не могли этого предугадать. И это тоже хороший знак.

Трентон Страуб, poz.com/ перевод Парни Плюс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Polo89
Участник

Знаю традиционную пару, где муж имеет диагноз – ВИЧ, жена же полностью здорова. Вместе они уже 6 лет, не знаю, как будет дальше, однако, это лишний раз доказывает, что не нужно больных бояться, это люди, просто больные и они так же нуждаются в любви.

wpDiscuz