Искусство и спорт

Размышления историка о гомофобии в России и о том, чем российским геям может быть полезен Фикбук

борьба

«Настоящая борьба за права ЛГБТ+ – это не столько борьба за возможность проводить гей-парады и даже регистрировать однополые браки, сколько борьба за право жить: открыто, честно, не ныкаясь по углам, не опасаясь за свою жизнь, здоровье, безопасность, карьеру.»

 

 

Гомофобию нельзя назвать специфической проблемой российского общества. Эта проблема исторически укоренилась во всех обществах, взращенных в лоне авраамических религий (неавраамические культуры сейчас трогать не будем: там было по-разному). В этом смысле Россия долгое время отличалась от других стран как раз терпимостью. До Петра I здесь, например, не было уголовного преследования за гомосексуальные отношения. Петр ввел в воинский устав наказание за «мужеложество», скопировав эту норму у немцев, и распространялось это только на военнослужащих. На общегосударственном уровне наказание за добровольные гомосексуальные отношения между мужчинами (женские гомосексуальные отношения в России никогда официально не преследовались) появилось в XIX веке — гораздо позже, чем в других европейских странах.

 

 

Западные ЛГБТ-движения стали эффективно бороться с гомофобией в последние полвека на волне общего курса на преодоление дискриминации по любым признакам, признания универсальных прав человека. В тех же США переломным моментом именно для ЛГБТ стали Стоунволлские бунты.

 

 

В России не было и не могло быть ничего подобного. Не успев очухаться от одного тоталитарного режима российское общество уже вляпалось в новый. Пока, правда, речь идет о режиме скорее авторитарном, однако день ото дня он все больше эволюционирует в сторону тоталитаризма. В этих условиях большинству населения борьба за права меньшинств кажется непозволительной роскошью. Конечно, люди не осознают при этом, что настоящая борьба за права ЛГБТ+ – это не столько борьба за возможность проводить гей-парады и даже регистрировать однополые браки, сколько борьба за право жить: открыто, честно, не ныкаясь по углам, не опасаясь за свою жизнь, здоровье, безопасность, карьеру.

 

 

Традиционализм как идеология

 

 

Современное российское общество по образу жизни, ментальности очень сложно назвать традиционным. Но традиционализм как идеология, противопоставляющая Россию Западу, навязывается государством. Конечно, в очень популистском, упрощенном формате. Грубо говоря, если Запад с некоторых пор начал носить шапку — то мы отморозим уши назло бабушке, только бы не быть похожими на него. Хотя в плохом мы уже давно стали похожи. Но в хорошем не должны быть похожи ни в коем разе. Иначе якобы утратим суверенитет, культурные коды и историческую память.

 

 

Этот популистский квасной патриотизм — идеология, адресованная низам. Истеблишмент и элита на практике игнорируют его, отправляют детей учиться за рубеж, хранят там деньги, приобретают недвижимость, ездят отдыхать, вполне осознавая — и используя — все доступные преимущества стран «первого мира». Но для низов, которые одновременно и ненавидят, и завидуют как элите, так и пресловутому «первому миру», культивируется образ врага: внешнего (другие страны) и внутреннего («пятая колонна», ЛГБТ, «экстремисты», репостящие картинки в интернете). Хотя образованные люди, особенно молодежь из крупных городов, кажется, постепенно отказываются от гомофобии.

 

 

К чему ведет разжигание ненависти

 

 

В любом случае целенаправленное разжигание ненависти к ЛГБТ+, попытки изолировать, загнать в подполье — преступление и пятно на совести тех, кто это делает, пытаясь выиграть таким образом политические очки. Точно так же, как разжигание ненависти к евреям было преступлением нацистов. Ведь начиналось не с гетто и газовых камер. Начиналось с формирования образа врага и подогревания нетерпимости.

 

 

Подобные вещи влекут за собой конкретные жертвы. По данным организаций, мониторящих преступления на почве ненависти к ЛГБТ+, в последние годы такие случаи в России участились. К примеру, недавно в Москве состоялся суд над мужчиной: будучи пьяным, он выкрикивал оскорбления в адрес гомосексуала и пырнул его ножом, в результате чего потерпевший скончался на месте. Несмотря на обилие свидетелей и тот факт, что произошедшее попало на камеры видеонаблюдения, присяжные вынесли оправдательный приговор убийце, согласившись с формулировкой обвинения «убитый сам упал на нож». Связано ли это напрямую с волной притеснения гомосексуалов или с тем, что отечественное правосудие, которому сложно куда-то деградировать, в принципе превращается в театр абсурда? Так или иначе известные «охотники на геев» открыто сделали вывод, что получен зеленый свет на безнаказанное убийство людей ЛГБТ+.

 

 

Происходящее на самом деле страшно. Речь идет как о конкретной ситуации, так и о тенденциях, которые в последние годы доводится наблюдать: увольнения с работы по доносам за гомосексуальность или лояльность к ЛГБТ+, исключение или угрозы исключения из учебных заведений, попытки изъятия детей из нетрадиционных семей и многое другое. Конечно, есть немало людей ЛГБТ+, которые никогда не сталкиваются в своей жизни ни с чем подобным. И можно искренне за них порадоваться. Но есть ведь и другие примеры, и закрывать на это глаза — значит проявлять малодушие.

 

 

Приведу другой «судебный» пример: трансгендерную женщину с онкозаболеванием недавно приговорили к трем годам мужской колонии строгого режима за распространение детской порнографии. Речь идет о трех рисунках в стиле манги с изображением обнаженных однополых персонажей. Каким образом эксперты сумели точно установить возраст нарисованных персонажей японских комиксов — остается загадкой. Я видел одну из этих картинок: ничего особенного там нет. Таких изображений — море в открытом доступе и никто их не запрещает.

 

 

Почему под удар попал этот конкретный человек? Если еще недавно людей в России преследовали в основном за политический и гражданский активизм, то сейчас, по моему впечатлению, начинается террор против людей самых обычных. Пока не массовый, а точечный. Государство превращается в стрелка-маньяка, который целится в отдельных людей в толпе, вероятно, рассчитывая вызвать страх и дезориентацию у других. И мишенями становятся далеко не только ЛГБТ+. Сейчас практически любой человек может под надуманным предлогом быть обвинен в экстремизме. Я лично, в реальной жизни знал человека, который хоть и не проходил подозреваемым по делу, но пережил обыск в квартире, задержание и угрозы из-за картинки в соцсетях- картинки крайне глупой, но не несущей никакого политического или идейного посыла.

 

 

Застраховаться становится почти невозможно, вариант «не высовываться» перестает работать. Очень не хочется каркать, но если сегодня сажают за мангу — завтра могут посадить за какой-нибудь модный нынче у подростков и молодежи слэш (любительские художественные тексты о мужских однополых отношениях), натянув понятие «порнографии» и на него. Или, как более мягкий вариант, оштрафовать за «пропаганду гомосексуализма» по закону, который на 100% соответствует старой русской поговорке «Закон — что дышло…».

 

 

Размышления историка о гомофобии в России и о том, чем российским геям может быть полезен Фикбук
[adrotate group="1"]

Всех, конечно, не пересажают и не перештрафуют. Но если осудят кого-то одного из тысяч подобных авторов, просто рандомным образом выбрав для показательной порки, как это делается в других случаях — приятного будет мало.

 

 

Культура и искусство против ненависти

 

 

У меня весьма неоднозначное отношение к слэшу, к его жанровым особенностям и художественному уровню. Но не могу не констатировать, что эта одна из немногих популярных сейчас в нашей стране форм неангажированного отражения темы однополых отношений в массовой культуре. Так, на Фикбуке — пожалуй, самой крупной и активной на настоящий момент интернет-площадке для любительского литературного творчества — слэш по популярности обгоняет все прочие направления. При том, что преобладающая часть аудитории и авторов, и читателей — гетеросексуальные девушки и женщины.

 

 

 

Отражение темы гомосексуальности в культуре, в том числе массовой, при всех недостатках этой массовой культуры, крайне важно. Ведь все мы — и гетеро, и гомосексуалы — вырастаем в мире, где тема однополых отношений и влечения табуирована. Государство делает все, чтобы люди ЛГБТ+, особенно подростки, были невидимыми, маргинальными, чтобы они не существовали в массовом сознании, а если существовали — то как часть собирательного образа «врага». Очень сложно, вырастая и живя в таком мире, не чувствовать себя паршивой овцой, сохранить самоуважение. Многих людей чувство своей «ненормальности», «неправильности» преследует на протяжении всей жизни.

 

 

Для автора этих строк — человека, увлекающегося написанием художественных текстов и старающегося делать это качественно — поднимать тему чувств, отношений, влечения между мужчинами, тему гомофобии — не какое-то чисто жанровое пристрастие. Для меня это форма выхода из шкафа, способ борьбы за возвращение утраченного некогда самоуважения, важный шаг на пути к самому себе после многих лет самоотрицания. Ведь и на меня гомофобия — и окружающих, и собственная усвоенная, внутренняя — очень серьезно повлияла в юности, привела к серьезным ошибкам, которых я бы не повторил, зная то, что знаю теперь. Готов ответственно заявить: когда будучи впечатлительным двенадцатилетним мальчиком из пуританской семьи, в силу начала полового созревания начинаешь испытывать непонятное влечение к парням, и при этом ровным счетом ничего не знаешь о гомосексуальности (даже слова такого не знаешь, а я его в ту пору в самом деле не знал, как не знал и о самом феномене, что, естественно, не делало меня «меньшим геем») — это весьма и весьма травмирующий опыт, который я никому не желал бы повторить. Подобные вещи могут стать по-настоящему катастрофическими для психики.

 

 

Единственный способ действительно защитить детей, а не искалечить их — говорить им правду. А правда состоит в том, что некоторые люди рождаются гомосексуалами. И это не делает их «уродами» и «неполноценными» — с ними все нормально.

 

 

Недавно я читал хорошую статью о «раненой идентичности» ЛГБТ+ как социологическом феномене. Думаю, что для исцеления этой «раненой идентичности» важно, чтобы гомосексуальные чувства, отношения, переживания, идентичность — были отрефлексированы и репрезентованы в культуре. Это нужно не только людям ЛГБТ+, но и всем остальным. В конце концов, все мы связаны и живем в одном мире. У каждого среди родных, друзей, знакомых может оказаться человек ЛГБТ+, даже если кто-то еще не знает об этом. И необходимо преодолевать разобщенность, не создавать вокруг людей искусственный вакуум.

 

 

Полагаю, что посыл «мы есть и мы рядом с вами» — базовый посыл человека человеку. И культура — важный канал, через который этот посыл может и должен доноситься. Тем более, что это один из немногих путей, пока еще относительно легальных и доступных в эпоху «закручивания гаек» на гражданском, политическом уровнях. Да, он не может заменить гражданского активизма и политической борьбы, но и не стоит недооценивать, полностью сбрасывать его со счетов.

 

 

Разумеется, нынешняя социально-политическая обстановка в России, о которой я уже говорил выше — не причина гомофобии, появившейся далеко не вчера, а ее катализатор. Наряду с экономическими проблемами, социальной несправедливостью, с ощущением гражданского бесправия, зашуганностью, разобщенностью, которые приводят людей к пассивному озлоблению и поиску козлов отпущения. Ведь не секрет, что уровень гомофобии обратно пропорционален социально-экономическому благополучию — это легко проследить по другим странам, а порой и по одной и той же стране в разные периоды. Как пример — Греция, где с кризисом возросли и гомофобные, и националистические настроения.

 

 

В распространении нетерпимости играть роль и проникновение в повседневную жизнь блатных понятий, что произошло в России уже довольно давно. Эти понятия, связанные с «опусканием» и т. д., активно воспроизводят даже сами геи, в том числе превращая в сексуальный фетиш. И это не единичные примеры — есть достаточное количество интернет-пабликов с подобным контентом и стилем общения. Тут мы, кажется, опять возвращаемся к пресловутой «раненой идентичности».

 

 

В любом случае нужно понимать, что гомофобия — только один из симптомов общей болезни, имя которой — нетерпимость. Конечно, отдельный человек может быть ЛГБТ-френдли и при этом ненавидеть, скажем, женщин, мужчин или евреев. Но в масштабе социума эти явления — гомофобия, ксенофобия, сексизм — взаимосвязаны. Пока до большинства людей не дойдет простой, казалось бы, общегуманистический посыл: что человеческое достоинство не определяется ориентацией, полом, национальностью, цветом кожи, пока люди не научатся уживаться, не научатся уважать, принимать, признавать друг друга и самих себя несмотря на различия — победить гомофобию не получится.

 

 

Источник: Павел Чернов (с творчеством автора можно познакомиться в его профиле – Dark Paul)

Автор иллюстрации Vorfox

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики