Искусство и спорт

Кэтрин Брэдли и Эдит Купер: история лесбийской любви и сотворчества

Брэдли и Купер
Две женщины, один поэт: Кэтрин Брэдли и Эдит Купер.

В этом материале мы рассказываем о любви, партнерстве и совместном творчестве двух поэтесс викторианской эпохи, открытых лесбиянок – Кэтрин Брэдли и Эдит Купер.

 

 

«Пусть никто не думает, что сможет разорвать то, что соединил Бог». Так написала поэтесса Кэтрин Брэдли в письме от 1886 года. Этой фразой, цитатой из текста традиционной христианской брачной церемонии, она обозначила свои любовные взаимоотношения с другой поэтессой – Эдит Купер. Купер были племянницей Брэдли. Женщины прожили вместе всю жизнь, разделяя не только личную, но и творческую, поэтическую судьбу.

 

Две женщины, один поэт

 

В викторианской Англии однополые отношения между мужчинами считались отклонением от нормы, извращением. Что касается женщин, считалось, что у тех и вовсе нет сексуального влечения. Проявления женской сексуальности чаще всего трактовались как истерия или неврозы, от которых женщин успешно лечили, а слухи о чьих-то лесбийских связях зачастую воспринимались как полнейшая чушь и выдумка.

 

Вопреки всем стереотипам и устоям той эпохи, Кэтрин Брэдли и Эдит Купер заявляли, что их связь – это брачный союз, по крепости и гармоничности превосходящий даже союз поэта Роберта Браунинга и поэтессы Элизабет Баррет Браунинг. Трогательные любовные отношения Роберта Браунинга, с которым поэтесс связывала дружба, и его супруги считались в викторианском обществе эталоном романтической и супружеской любви. Противопоставляя себя Роберту Браунингу и его супруге, которые занимались творчеством отдельно друг от друга и печатались каждый под своим именем, Брэдли и Купер решили не только жить вместе, но и создавать свои поэтические работы как одно целое.

 

Для этого они придумали совершенно новую поэтическую фигуру и назвали этого выдуманного поэта Майкл Филд. Творя под мужским псеводнимом, поэтессы могли выражать мысли и чувства, которые считались в те времена недопустимыми для женщин. Под именем Майкла Филда они опубликовали сотни стихов, многие из которых были поразительно эротичны. Так, в одном стихотворении они написали вызывающие для того времени строки: 

 

My Love and I took hands and swore,

Against the world, to be

Poets and lovers evermore.

(Моя Любовь и я взялись за руки и поклялись,

Вопреки всему миру, что будем

Поэтессами и любовницами навсегда.)

 

У Брэдли и Купер однозначно были основания полагать, что весь мир против них. Их ранние работы были встречены с большим энтузиазмом; один рецензент даже предложил номинировать Майкла Филда на звание поэта-лауреата. Но как только стало известно, что за именем этого многообещающего автора на самом деле скрывались две женщины, а не один мужчина, оценки творчества поэтесс приобрели откровенно пренебрежительный характер. То есть, произошло именно то, чего пара и опасалась. 

 

Эстетки и влюблённые

 

Несмотря на негативную реакцию общества, тем не менее, поэтесс поддерживали их друзья, многие из которых входили в так называемое «эстетическое движение», возникшее в Великобритании в середине 19-го века. Эстетизм, продвигавший философию «искусства ради искусства» и восхвалявший свободную от морали красоту, затронул живопись, литературу, моду, архитектуру, декоративное искусство. Среди друзей Брэдли и Купер, являвшимися представителями этого движения, были Оскар Уайльд, искусствовед Бернард Беренсон, а также художники и дизайнеры Чарльз Рикеттс и Чарльз Шеннон – тоже однополая пара, состоявшая в крепких моногамных партнерских отношениях. Именно Риккетс и Шеннон занимались оформлением самых красивых и изящных томов с поэтическими работами Брэдли и Купер. Книги «Майкла Филда» никогда не продавались в больших количествах, но неизменно привлекали влиятельных, элитных поклонников, а Брэдли и Купер стали в определенной степени знаменитостями литературного мира конца 19-го века.

Семь всемирно известных писательниц-лесбиянок

Один из самых ранних томов, Long Ago (Давным-давно, 1889), был вдохновлен Сапфо Лесбосской – самой знаменитой поэтессой Древней Греции, чье творчество дало почву для возникновения термина «лесбиянка». В стихах, из которых до наших дней дошли лишь фрагменты, Сапфо адресует любовные признания как мужчинам, так и женщинам. В своей поэзии Брэдли и Купер использовали фрагменты стихотворений Сапфо как поэтические стимулы для создания стихов, воспевающих женскую красоту и близость между женщинами. Например, стихотворение They plaited garlands in their time  («Плели гирлянды в своё время») рисует картины из жизни сапфической общины:

 

They plaited garlands in their time;

They knew the joy of youth’s sweet prime,

Quick breath and rapture:

[adrotate group="1"]

Theirs was the violet-weaving bliss,

And theirs the white, wreathed brow to kiss,

Kiss, and recapture.

 

(Плели гирлянды в свое время;

Познали радость сладкой юности,

Дыханья частого, восторга:

Блаженство – из фиалок свить венок,

Венком обвитый бледный лоб поцеловать,

А ей – на поцелуй ответить.)

 

Любовь в холодном климате

 

Кэтрин Брэдли получила образование в Коллеж де Франс в Париже и в Ньюнем-колледже в Кембридже. Эдит Купер была выпускницей Университетского колледжа Бристоля. Обе женщины глубоко интересовались классической литературой, изучали латынь и греческий язык. Изучение древнегреческой культуры показало поэтессам пример общества, в котором гомоэротическая любовь встречала принятие и даже почитание. Их собственная гомосексуальность, равно как и инцестуальный аспект их взаимоотношений, никогда особого беспокойства или стыда у женщин не вызывали. Напротив, на протяжении всей своей жизни они заявляли о своём партнерстве и сотворчестве открыто и с гордостью.

 

Кэтрин Брэдли с Whym Chow,  1903 год.
Кэтрин Брэдли с Whym Chow, 1903 год.

Брэдли и Купер были настоящими «ренессансными женщинами». Каждый новый поэтический том превращался для них в новый увлекательный исследовательский проект, которому они полностью и с энтузиазмом отдавались. Их интересы простирались от европейского искусства до парфюмерии, от экологии до теологии, от вегетарианства до философии. Размах их артистических амбиций нашел отражение в более чем 20 стихотворных драмах, а также в многочисленной лирике. Несмотря на безразличие и насмешки со стороны критиков, Кэтрин и Эдит непоколебимо верили в свой литературный дар.

 

Пожалуй, самый странный из их поэтических томов – это «Whym Chow: Flame of Love» («Уим Чау: пламя любви»), сборник стихов, посвященный их любимой собаке. Чау-чау, которого они приобрели в 1897 году, быстро поработил своих хозяек и стал центром их мира, несмотря на несколько вздорный характер. После его неожиданной смерти в 1906 году женщины были настолько опустошены, что обратились в католицизм в надежде, что они смогут воссоединиться со своим любимцем на небесах.

Семь самых известных российских писательниц-лесбиянок

Стихи, опубликованные в последних томах, вышедших из-под пера «Майкла Филда» – Mystic Trees («Мистические деревья», 1913 г.) и Poems of Adoration («Поэмы обожания», 1914 г.), сочетают прежние «языческие» мотивы поэзии Брэдли и Купер с их новой верой, нашедшей выражение в поэтических образах Девы Марии. Именно в католицизме нашла утешение Купер, когда в 1911 году у нее обнаружили рак. Эдит умерла в 1913 году, а Кэтрин ушла из жизни через год после смерти возлюбленной, в 1914-м. 

 

Несвятые иконы

 

На протяжении большей части 20-го века творчество «Майкла Филда» не вызывало большого интереса. С развитием квир-движения, популяризацией квир-культуры, произошедшими в недавнее время, интерес к этому любовному и поэтическому союзу начинает расти. Чему сегодня может нас научить история Кэтрин Брэдли и Эдит Купер?

 

Недавно в интернете были опубликованы совместные дневники поэтической пары за 26-летний период с 1888 по 1914 год. ( ) Изучение этих интимных текстов открывает нам историю взлетов и падений, пережитых женщинами, котрые хранили верность друг другу и берегли свою любовь в течение всей своей жизни, несмотря на многочисленные сложности.  Подобно дневникам Энн Листер, вошедших в основу сериала «Джентльмен Джек», дневники Брэдли и Купер показывают, что эти женщины, которых можно смело назвать квир-иконами, в жизни были самыми обычными и далеко не идеальными людьми. Им не были чужды снобизм, излишняя чувствительность и мнительность, мизогиния и классизм – пренебрежительное отношение к рабочему классу. Когда мы открываем для себя их увлекательный мир, они напоминают нам, что ЛГБТК-фигуры прошлого могут быть не только квир-моделями для подражания, но и просто людьми, со всеми их слабостями и недостатками.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ

Из этой же рубрики